Децентрализация и антицентрализация

Статья продолжает дискуссию о децентрализации.

Автор:

Децентрализацию госуправления следует рассматривать сквозь призму постколониального и посттоталитарного статуса Украины. В той же мере мы выходим из общего предположения, что культурные традиции (в частности политические институты) развивались в другой политической реальности: возьмите к примеру институт президентства в США, который предусматривает более сложное взаимодействие с гражданским обществом, чем в Украине.

Со времен тоталитаризма одно из важнейших заданий общества — это  перевернуть пирамиду власти так, чтобы в ее основе оказался стойкий фундамент: «местная власть», «общины», «солидарность» и др. Опасность тоталитаризма заключается в том, что он не допускает возможности распределения власти и разрушает любой другой альтернативный способ организации общественной жизни, которая не вписывается в «исполнительную вертикаль».

Основной проблемой является избирательная система, которую необходимо изменить на честную. Другими ключевыми проблемами являются слабая система поддержки альтернативных кандидатов  и доминирующая роль посттоталитарных олигархических институтов. Это не только вопрос децентрализации, но и вопрос несовершенства сектора неправительственных организаций. Именно поэтому так необходимо различать разные уровни децентрализации. Автор, кажется, воспринимает это очень просто, смешивая понятия «местного самоуправления«, «местных советов» и «региональных лидеров«.

По моему мнению, местная власть должна выйти на первый план и получить максимальное количество полномочий, и только потом нереализованные полномочия могут быть переданы на уровень выше; такая практика делегирования могла бы быть установлена не на уровне законодательства, а отдана на усмотрение местных региональных общин. Это был бы самый демократичный подход.

В таком случае, наибольшей угрозой посттоталитарной децентрализации является укрепление, по крайней мере в краткосрочной перспективе, власти олигархов, которые сконцентрируют свои ресурсы на относительно небольших округах и станут победителями по относительному большинству голосов (вспомните результаты выборов Партии Регионов в 2012 и Виктора Януковича в 2010). Предыдущие результаты выборов вызывали определенное недоверие к функционированию избирательной системы, которая, если посмотреть под другим углом, привела к власти партии, что стало опаснее для существования демократии как таковой.

В предложенной концепции, понятие «резервов» не наилучшим образом отображает группу активных людей с политическими амбициями в период до того, как они пришли к власти, во время их правления и после того, как они передадут власть другому кандидату. Политический класс, активист, лидер лучше отображают эту идею, в то время как термин «резервы» — это упоминание о личностях, которые возвращаются к власти срок за сроком от разных политических партий после отставки в результате скандала или других обстоятельств. Тем не менее термин «резервы» может касаться потенциальной энергии гражданского общества — политического активности, как совокупной формы идей и обсуждений, которые могут быть выдвинуты на повестку дня тем или другим активистом. В то же время, независимый союз специалистов будет осуществлять контроль над процессом их внедрения.

Тоталитарное государство, фашистское или большевистское, предлагает свой взгляд на права человека: правительство предлагает привилегии на основе равенства или по своему усмотрению, в то время как граждане не могут воспользоваться основными правами по праву рождения. По такой системе, в идеале, вне государства и общей массы населения не должно быть ничего; отдельный индивид не рассматривается как источник власти. Таким образом, децентрализация не должна быть нацелена на пустоту, что с практической точки зрения, с таким же успехом может привести к узурпации власти несколькими лицами и их сторонниками за счет других.

Концентрация внимания на наименьших общинах (город, городок, несколько сел) успешно решит проблему с олигархами, в плане привлечения всех задействованных людей: будет слишком много округов и олигархи не смогут победить на всех из них. В то же время, одно общество будет слишком малым, чтобы представлять угрозу сепаратизма.

В то время как исполнительный аппарат — это конечно дело политическое, о компромиссе речь идет речь только в случае, если представлены не только группы заинтересованных лиц.  Правильный подход заключается в том, чтобы не только объединить избранные и назначенные должности в праве управлять обществом, а также внедрить избирательные должности, где поиск компромисса будет считаться наилучшим управленческим решением. Например, вряд ли стоит вводить должность шерифа вблизи линий столкновения в донецкой области, в то время как можно ввести институт мировых судей на избирательной основе. По моему мнению, сильный региональный лидер — при отсутствии противовеса со стороны других избирательных или назначенных лиц — стал причиной сепаратизма на Донбассе, в то время как центральная власть оставалась слабой. Соответственно один день голосования будет скорее  проблемой, чем решением для местных общин или их регионального объединения.

Из постколониальной перспективы становится понятным разный уровень сепаратизма в регионах (областях и районах), что нельзя воспринимать бездумно. Частично, это следствие дилеммы государственной верхушки: качественные кадры с основательным опытом хранят верность столице  в политическом, экономическом, лингвистическом и других смыслах, в то время как романтики национального государства (а заодно и некоррумпированного управления) не допускались к власти из-за их диссидентских настроений. Так появляется вопрос осторожного распределения функций, которые должны реализовываться централизовано и на местном уровне. Такое распределение не имеет аналогов в развитых демократических странах, таких как США, где люди объединились и делегировали власть республике.

Децентрализации являются важной проблемой при развитии институтов. Для противодействия интересам центральной власти в её стремлении сохранить всю полноту власти, необходимо определить сроки этого процесса на законодательном уровне (путем внесения изменений в Конституцию). Координированное развитие институтов на всех четырех (4) уровнях управления, скорее всего приведет к еще большему хаосу, чем тот, который существует сегодня.


Неделя Децентрализации 

Другие статьи:

Нужен Федерализм? Отдайте Деньги Регионам  (Сергей Гуриев, профессор экономики, Институт политических исследований Sciences Po (Париж))

Глеб Вышлинский: Важно Понимать, Какие Аспекты Децентрализации Будут Ключевыми в Становлении Новых Политических Лидеров (Глеб Вышлинский, исполнительный директор, Центр экономической стратегии)

Ловушка Децентрализации. На Какую Хитрость Пошла Украинская Власть (Иван Лукеря, Реанимационный пакет реформ)

Децентрализация и Анти-Централизация (Олег Загнитко, МЮФ Gide Loyrette Nouel)

Юрий Ганущак: Наивно Ожидать Быстрого Исчезновения Местных Олигархов в Результате Действий Правоохранительных Органов (Юрий Ганущак,  директор Института развития территорий и эксперт по вопросам децентрализации власти)

Сергей Гуриев: Децентрализация Невозможна, пока Крупные Компании Остаются Государственными (Сергей Гуриев, Профессор экономики, институт политических наук  Sciences Po, Париж)

Битва За Конституцию Продолжается (Вице-спикер парламента Оксана Сыроед обратилась к народу по поводу предлагаемых изменений в Конституции)

Георгий Егоров: Центральное Правительство Должно Иметь Полномочия на Силовое Вмешательство (Георгий Егоров, Школа менеджмента Келлога при Северо- Западном университете, США)

Виктория Сюмар: Ситуация Требует Большей Концентрации Власти в Руках Президента (Виктория Сюмар, депутат Верховной Рады 8 созыва, фракция политической партии «Народный Фронт»)

«Умная» Децентрализация: Путь к Экономическому Процветанию (Марк Бернард,  доцент экономики, Университет Гете, Франкфурт, Германия)

Андрей Кириленко: История Пути Украины к Формальному Самоуправлению Насчитывает Более 500 Лет (Андрей Кириленко, MIT Sloan)

Пол Грегори: Украине Следует Опасаться Российских Денег и Российских Спецслужб (Пол Грегори, Hoover Institution, Stanford and University of Houston)

 


Внимание

Автор не является сотрудником,  не консультирует, не обладает акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.