Экономические Cвободы в Украине: что Изменилось После Майдана

После Еврореволюции и смены правительства украинцы надеялись на быстрые реформы, которые были бы способны приблизить страну ближе к западной модели экономики

www.huffingtonpost.com

Автор:

После Еврореволюции и смены правительства, украинцы надеялись на быстрые реформы, которые были бы способны приблизить страну ближе к западной модели экономики. Тем не менее, за первое полугодие 2014 году Украина потеряла 2.5 балла в индексе экономической свободы и на данный момент находится на последнем месте среди 67 европейских стран по этому показателю (в том числе после России и Белоруссии). Эта статья рассматривает Индексе экономической свободы и ее компоненты для возможности выявления наиболее актуальных курсов реформ.

Оценка экономической свободы Украины составляет 46.9 (1) пункта, в результате чего Украина занимает 162е место по индексу экономической свободы 2015 года (2). Эта оценка на 2.4 пункта ниже чем была в Индексе 2014 года, что связано с сокращением восьми из десяти компонентов экономических свобод и особого ухудшения в правах собственности, управлением государственными расходами и инвестиционной свободе. Украина занимает последнее место из 43 европейских стран с общей оценкой которая ниже чем средняя по миру. Кроме того, Украина продемонстрировала второе по величине падение среди всех стран включенных в Индекс 2015 года. В 2013-2014 годах экономическая свобода Украины увеличилась на 1.1 пункт через улучшение в половине из 10 показателей экономических свобод, преимущественно из-за улучшения в свободе бизнеса и денежно-кредитной политики [1].

Экономические свободы в Украине после Еврореволюции

Основная из главных задач Еврореволюции до сих пор остается нерешенной: устранить олигархов и коррупцию в правительстве. Это должно стимулировать бизнес и экономическое развитие делая правила и нормы более прозрачными. Но, смотря на результаты можно утверждать, что в первой половине 2014 не было никаких положительных изменений в таком важном показателе например, как защита прав собственности. Собственность в Украине остается незащищенной, а ее показатель даже несколько понизился по сравнению с 1998-2013 годами (рис 1). Прозападно настроенные украинцы надеялись что в результате революции будет возможность устранить олигархов из политики и глубоко укоренившееся кумовство, которое предоставляет возможность владельцам крупного бизнеса накапливать богатство, эксплуатируя их доступ к власть имущим, а не за счет эффективного управления. Но судебная система до сих пор остается слабой, а контракты плохо исполняются [1].

Сейчас есть некоторые улучшения в свободе от коррупции, но в соответствии с индексом в 2014 году уровень коррупции вернулся к уровню 2009 года (2010 Индекс отражает данные за 2009 год, то есть времена до правительства Януковича). Минимальный уровень коррупции в Украине наблюдался в 1995-1998 годах во время первого срока Кучмы. Кроме того, в период президентства Ющенко свободы от коррупции постепенно увеличивались и достигли максимума в 2007 году. Пока не публикуется новый Индекс (2016) не будет возможности сделать выводы о росте свободы от коррупции в 2014 году: является ли это временным улучшением или долгосрочной тенденцией.

Рис 1. Верховенство закона в Украине

Источник: [1]

Источник: [1]

Налоговая свобода увеличивается когда налоговая нагрузка на физических и юридических лиц снижается (рис. 2). В Украине в 2014 году общая налоговая нагрузка достигла 38.9 процентов ВВП, а государственные расходы составили 49 процентов ВВП (индекс расходов правительства является самым высоким за весь период) [1]. Максимальное значение финансовой свободы наблюдалось сразу после оранжевой революции (2004-2005), в то время как государственные расходы в виде доли от ВВП сокращались в 2000-2005 годах в основном за счет быстрого роста ВВП. После 2007 года фискальная свобода оставалась достаточно стабильно при постоянном увеличении доли государственных расходов в ВВП — в основном из-за высоких социальные обещаний всех украинских правительств.

Рис 2. Ограниченность правительства в Украине

Источник: [1]

Источник: [1]

Возможно наиболее важным для инвесторов является показатель эффективности регулирования, который включает в себя три компонента: Свободу Бизнеса, которая измеряется временем и стоимостью процедур, необходимых для открытия и ведения бизнеса; Свободу Труда, которая отражает легкость найма и увольнения и общую гибкость рынка труда; а также индекс Валютные Свобод, учитывающий инфляцию и контроль цен. Вопреки ожиданиям, индекс Свободы Бизнеса снизился после 2003 года и начал расти только с 2009 года. Аналогичная хотя и менее выраженная картина наблюдается по индексу денежной свободы, в то время как свобода труда постепенно снижалась в течение последних 10 лет. Между 2014 и 2015 индексами наблюдалось некоторое снижение всех трех компонентов, но еще слишком рано делать выводы о тенденции. Однако ясно одно, — регулирование рынка труда должна быть значительно либерализовано (рис 3).

Рис 3. Нормативная Эффективность в Украине

Источник: [1]

Источник: [1]

Последним компонентом индекса экономической свободы являются Открытость рынков (рис 4), которая включает в себя три суб-индекса: Финансовую свободу (измеряется степенью независимости центрального банка и способностью правительства ограничить или влиять на деятельность банковского сектора), Инвестиционную свободу, которая включает в себя равное отношения к иностранным и отечественных инвесторам и защиту прав инвесторов, и Торговую Свободу, которая является индикатором тарифных и нетарифных барьеров в торговле.

Рассматривая эти три показателя, можно увидеть двухэтапное снижение финансовой свободы после 2008 года (от «сильного государственного вмешательства» до «обширного вмешательства»), которое было связано с потерей независимости Центрального банка и расширение участия государства в банковском секторе (в связи со спасением нескольких крупных банков после кризиса 2008 года).

Инвестиционная свобода снизилась в 2001 году (вероятно в связи с борьбой против оттока капитала и использования оффшоров для уклонения от уплаты налогов), последующее снижение было в 2008 и и 2014 годах, когда были введены системы контроля международного обмена и капитала для борьбы с финансовым кризисом.

Свобода торговли постепенно растет потому что Украина реализует свои обязательства в рамках ВТО.

Рис 4. Открытость рынков в Украине

Источник: [1]

Источник: [1]

Украинский путь в сравнении с Грузией

Как видно из вышесказанного, путь Украины к модернизации является сложным и далеким от идеального. Но возможен этот простой и правильный курс реформ?

В данном случае Грузия может быть возможной страной для сравнения, где в 2004 году после «революции роз» были реализованы либеральные реформы. Реформы в Грузии можно охарактеризовать как радикальные и быстрые — они практически сразу же начали приносить результаты (рис 5).

Рис 5. Сравнение изменений в индексах экономических свобод Украины и Грузии в 1995-2015 годах

Источник: [1]

Источник: [1]

Уже с 2005 года экономика Грузии получила первые выгоды от реализации реформ (Индекс 2006 года). Для контраста, в Украине после Майдана экономические свободы снизились (2015 индекс по сравнению с 2014). Конечно, результаты реформ не могут быть немедленными, но положительное влияние грузинских реформ наблюдалось уже в 2005 году.

В 2004 году после Оранжевой революции наблюдался всплеск экономической свободы в Украине, но к сожалению с последующим постепенным снижением. Рис 5 явно показывает разницу между пропущенной возможностью модернизации (Украина после оранжевой

революции) и ее использованием в наибольшей степени (как в Грузии). После небольшого всплеска в Индексе свободы Украины в 2014 (с учетом данных за 2012-2013 годы) наступил спад, вызванный ухудшением в защите прав собственности, ростом государственных расходов и недостаточности инвестиционной свободы и свободы труда (последние показатели в 2015 Индексе являются самыми низкими с 1995 года).

Радикальные реформы Грузии в первую очередь были успешными в защите прав собственности и в борьбе с коррупцией (рис 6). Этот успех стал возможен благодаря быстрым и радикальным реформам в государственном секторе. Грузия резко сократила количество государственных единиц и чиновников с существенным увеличением заработной платы государственных служащих и наказанием коррупции. Одной из самых радикальных реформ была полная замена государственных сотрудников ГАИ.

Украина также пытается бороться с коррупцией и повторить реформу грузинской полиции, но делает это довольно медленно. Большое падение в 2015 году по индексу прав собственности может быть объяснено экспроприацией некоторой собственности бывших чиновников после революции, а также изменениями в судебной системе в начале 2014 года, что сделало систему практически неработающей. Если реформы будут продолжаться мы должны будем увидеть некоторые улучшения в индексе защиты прав собственности в Украине (в Грузии улучшения в защите прав собственности наблюдалось только с 2007 года — через три года в после начала реформ). В Украине «свобода от коррупции» несколько увеличилась после 2004 года, но затем снова упала, так как бюрократия и бизнес поняли что новое правительство вполне толерантен к коррупции. В настоящее время слишком рано делать какие-либо прогнозы на долгосрочную антикоррупционную тенденцию, поскольку мы наблюдали небольшие улучшения в индексе свободы от коррупция каждый раз новое когда правительство вступало на должность (это, вероятно, срок в течение которого «старые» искатели политической ренты заменяются «новыми» ).

Рис 6. Сравнение изменений в правах собственности и свободы от коррупции в Украине и Грузии в 1995-2015 годах

Источник: [1]

Источник: [1]

Одна из самых важных реформ в Грузии была реализована в сфере свободы бизнеса (рис 7).

Рис 7. Сравнение индекса свободы бизнеса в Украине и Грузии в 1995-2015 годах

Источник: [1]

Источник: [1]

Грузинские реформаторы упростили бюрократические процедуры для бизнеса и снизили уровень государственного контроля. Они «очистили» налоговую службу, таким образом, начиная новые отношения между налогоплательщиками и налоговыми органами. Кроме того, количество налогов и их ставки были заметно снижены.

Рис 7 показывает, что индексы свободы бизнеса двигалась в противоположных направлениях в Грузии и Украине. Интересно, что легкость ведения бизнеса улучшились при Януковиче, слегка превысил уровень 2004 года, но это было «компенсировано» плохой защитой прав собственности и ростом коррупции.

Важной частью Грузинских реформ было улучшение инвестиционного законодательства, что привело к увеличению объема инвестиций в экономику (рис 8). До этого Грузия ввела несколько формальных ограничений на инвестиции и, как следствие, инвестиционная свобода упала во второй половине 2003 года — первой половине 2004 В течение этого времени также непрозрачные правила были осложнены административными процедурами и частым вымогательством взяток.

В Украине из-за политической нестабильности в конце 2013 — первой половине 2014 приток прямых иностранных инвестиций упал практически до нуля. В 2009 году он упал из-за финансового кризиса, а в 2002 из-за некоторых ограничения на поток инвестиционного капитала — скрытыъ барьерьеров на импорт и роста расходов на импорт.

Рис 8. Сравнение индекса инвестиционной свободы в Украине и Грузии в 2000-2015 годах

Источник: [1; 3]

Источник: [1]

Причины трудностей реализации реформ в Украине

За последние полтора года в Украине было введено больше экономических реформ по классификации Melzig (2005) (3), в то время как демократические реформы, а именно, верховенство закона и государственного управления отстают в имплементации. Melzig (2005) показал, что экономические и демократические реформы усиливают друг друга, хотя экономические реформы и имеют большее влияние на демократические реформы, чем наоборот (рис 9). Тем не менее, в какой-то точке отсутствие демократических реформ (в основном верховенства закона и недопустимости коррупции) может стать основным препятствием для дальнейших экономических изменений.

Рис 9. Эмпирические оценки взаимосвязи между экономическим ростом и демократическими / экономическими реформами (4)

Источник: [4]

Источник: [4]

Важность институтов была подчеркнута также Acemoglu (2005), который обнаружил что существующие политические институты и распределение ресурсов разделяют «де-юре» и «де-факто» политические силы, которые могли бы стимулировать изменения в существующих экономических правилах (Рис 10).

Рис 10. Влияние политического распределения прав собстенности на экономическое развитие

Источник: [5]

Источник: [5]

Куда мы идем?

Главный успех Грузии и дальнейшая возможность для осуществления реформ была вызвана тем, что новое правительство в 2004 году начало преседования коррумпированных экс-чиновников. 2004 год в Грузии характеризовалась серией арестов наиболее коррумпированных высокопоставленных чиновников, которые в обмен на более мягкие приговоры должны были

возвращать деньги в казну. Этот опыт был заимствован из арсенала методов борьбы с мафией в Италии и США.

Но украинском новое правительство так и не арестовывало ни одного бывшего чиновника. К сожалению, в Украине связи между государством и бизнесом остаются крепкими, а корыстные интересы чиновников оказываются сильнее стремлений к реформам.

Рисунок 11 показывает основные результаты реформ в Украине и Грузии в период между 1995 и 2015 годами.

Рис 11. Основными достижениями Украины (верхняя таблица) и Грузии (нижняя таблица) в 1995-2015

Источник: [1]

Источник: [1]

Основное внимание должно быть уделено совершенствованию Защиты прав собственности, так как хорошо защищеные права собственности в стране являются совершенно необходимым условием для развития бизнеса и притока инвестиций. Грузия реформировала свою судебную, пенитенциарную системы и уголовное законодательство с целью усиления защиты прав собственности.

Для улучшения Инвестиционной Свободы Украина также могла бы использовать грузинский опыт: устранение ограничений на иностранные инвестиции, открытые и недискриминационные торговые отношения с остальным миром, равный статус иностранцев и т.д.

Налоговая свобода может быть усилена за счет уменьшения количества налогов и налоговых ставок.

Для улучшения Свободы Бизнеса Украины нужна дерегуляция.

Статья-участник июльского раунда конкурса MindSketch 

Примечания

1.Индекс экономической свободы представляет собой годовой рейтинг созданный The Heritage Foundation и The Wall Street Journal в 1995 году для измерения уровня экономической свободы в разных странах. Индекс экономической свободы состоит из 10 индикаторов: Верховенство закона (права собственности, свобода от коррупции) Ограниченность Правительства (финансовая свобода, государственные расходы); Нормативная Эффективность (свобода бизнеса, свобода труда, монетарная свобода), Открытость рынков (свобода торговли, свобода инвестиций, финансовая свобода). Все индикаторы взвешенные в Индексе в равной степени. Для оценок индекса используются данные таких организаций, как Всемирный банк, Международный валютный фонд, Economist Intelligence Unit, в Transparency International и других

2.Индекс 2015 использует данные второй половины 2013 года и первой половины 2014 года, по мере возможности, информация для каждого индикатора была на 30 июня 2014 года

3.Показатели экономических реформ: (1) либерализация цен; (2) торговля и либерализации валютного рынка; (3) малая приватизации; (4) масштабная приватизация; (5) реформы управления предприятием; (6) политика в области конкуренции; (7) банковские реформы; (8) небанковские финансовые реформы; (9) инфраструктурные реформы. Показатели демократических реформ: (1) избирательный процесс; (2) развитие гражданского общества; (3) независимость средств массовой информации; (4) меры по борьбе с коррупцией; (5) верховенство закона; (6) государственное управление

4.Здесь: «+» — влияние эмпирически было найдено, «-» — влияние эмпирически не было найдено

Список источников

[1] Index of economic Freedom (2015), http://www.heritage.org/

[2] Beach, W.W., Kane, T. (2008), “Methodology: Measuring the 10 Economic Freedoms”, http://www.appstate.edu/~ehrhardtgc/Economic_freedom_codebook.pdf

[3] Foreign direct investment, net inflows (% of GDP), http://data.worldbank.org/

[4] Melzig R, Pleva, P. and Sprout, R. (2005), “Economic Reforms, Democracy and Growth in Eastern Europe and Eurasia”, USAID/E&E/PO Working Paper Series on the Transition Countries September 2006.

[5] Acemoglu, D., Johnson, S., and Robinson, J.A. (2005), Institutions as a Fundamental Cause of Long-Run Growth. In: Handbook of Economic Growth, ed. by Philippe Aghion and Stephen Durlauf, Elsevier, Amsterdam


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.