Эффективна ли Блокада Крыма

Татары объявили, что планируют отрезать снабжение Крыма электроэнергией с «материковой» Украины. По мнению авторов, эта дополнительная блокада может нанести оккупантам больше вреда, чем блокада грузовиков

Авторы:

Блокада является эффективной, в том смысле, что она действительно вызвала повышение цен на пищевые продукты в Крыму: они выросли приблизительно на 10% больше, чем для «материковой» Украины. Вероятно, также, что цены в Крыму продолжат расти. При этом влияние блокады оказалось не слишком значительным, а, следовательно, она вряд ли способна существенно повлиять на политическую ситуацию на оккупированном полуострове. Татары объявили, что планируют отрезать снабжение Крыма электроэнергией с «материковой» Украины. Эта дополнительная блокада может нанести оккупантам больше вреда, чем блокада грузовиков.

После аннексии Россией Крым для значительной части жителей полуострова постепенно становится все менее удобным местом для проживания. Санкции ограничивают инвестиции, Visa и Mastercard не обрабатывают безналичные транзакции, заехать в Крым или выехать из него становится настоящим приключением. Вдобавок, крымские татары начали блокировать грузовики, которые направлялись на полуостров, таким образом уменьшая предложение украинских товаров, которые пользовались спросом в Крыму и России. Главная цель блокады – заставить Россию как можно дороже заплатить за оккупацию Крыма. Невзирая на значительную огласку, экономический эффект блокады неочевиден. В то время, как некоторые утверждают, что ограничение завоза 6000 тон пищевых продуктов в Крым повлекло за собой рост цен по крайней мере на 150%, другие считают, что экономическими последствиями блокады можно пренебречь. Возможно ли, опираясь на фактические данные, определить, как повлияла эта блокада на уровень жизни в Крыму?

Фото: uapress.info

Фото: uapress.info

Чтобы ответить на этот вопрос, рассмотрим динамику розничных и оптовых цен в Крыму в период с начала блокады. Экономическая теория предполагает, что ограничение торговли между пунктами А и Б создаст разрыв между уровнем цен в пунктах А и Б. Если пункт А импортирует товар из пункта Б, и Б больше, чем А, в таком случае торговый барьер должен повысить цены в пункте А, по сравнению с пунктом Б, и, следовательно, вызвать более низкий уровень жизни. С другой стороны, если барьера нет, должен действовать закон единой цены: товар должен продаваться по одинаковой цене в обоих пунктах (с учетом корректировок на отличия в налогообложении, законодательстве, возможных таможенных тарифах). В ином случае возникают возможности для арбитража и потенциал для получения прибыли. Таким образом, если мы хотим измерить изменения в благосостоянии и эффективность блокады, нужно изучить динамику цен на идентичные товары, продающиеся как в Крыму, так и в Украине. Если цены в Крыму стали выше, чем в «материковой» Украине — блокада эффективна.

К сожалению, большая часть данных о ценах в географическом разрезе доступна только с низкой частотой (даны ежемесячные или ежегодные), и, следовательно, непригодна для анализа ежедневных или еженедельных изменений цен. Кроме того, при создании ценовых индексов статистические агентства в Украине и Крыму могут использовать разные товары. Однако существуют альтернативы официальным данные. Например, оптовой агромаркет в Симферополе(http://privoz-crimea.com) предоставляет детальные ежедневные данные о розничных и оптовых ценах на многочисленные пищевые продукты. Также мы можем с большой вероятностью предположить, завезен ли продукт или выращен в Крыму. Например, список продуктов состоит из приблизительно 100 наименований, включительно с лимонами (не выращиваются в Крыму и импортируются из «материковой» Украины или России), сливы (выращиваются в Крыму), свекла (импортируется из России или «материковой» Украины).

Мы собрали данные о розничных и оптовых ценах, деноминированных в русских рублях (максимальные и минимальные значения) с 25.08.2015 до 18.10.2015. Поскольку данные о ценах по выходным не обновляются, мы исключили из выборки субботы и воскресенья. Чтобы придерживаться сравнительно стабильного состава продуктов на протяжении выбранного периода, мы также исключили из рассмотрения все продукты, которые были в продаже менее 20 дней (например, молодой картофель). После отсеивания осталось 98 продуктов, 88 из которых были в продаже во все из рассмотренных 37 дней.

К сожалению, мы не имеем сравнимых данных для какого-то украинского города, и как следствие, сможем проверить только выросли ли цены на пищевые продукты в сравнении с до-блокадными. Мы рассматриваем период, включающий сентябрь и октябрь. В сентябре индекс потребительских цен для «материковой» Украины вырос лишь на 1% (овощи) и на 6% (фрукты) по сравнению с августом. Таким образом, цены на избранные нами продукты для «материковой» Украины оставались сравнительно стабильными. Также на реакцию цен на блокаду вряд ли мог повлиять обменный курс между рублем и гривной, поскольку он находился в пределах 3,05-3,10 рублей за гривну с конца августа до первой недели октября.

Таблица 1 подтверждает, что цены в Крыму менялись в обоих направлениях. Цены на некоторые продукты существенно снизились, тогда как на другие – наоборот, подскочили. Поскольку динамика цен на каждый продукт часто предопределена специфическими для продукта факторами, а некоторые продукты являются заменителями, на следующих этапах анализа мы рассматриваем равновзвешенные индексы цен, которые отражают среднюю динамику.

Таблица 1. 5 самых больших возрастаний и падений цен

Название % Название %
1 Китайская капуста -83.39% Цуккини 92.99%
2 Зеленый редис -63.80% Помидоры 76.89%
3 Чили -36.07% Баклажаны 76.11%
4 Мандарины -33.88% Цветная капуста 69.31%
5 Гранаты -33.04% Помидоры- «сливки» 69.17%

График 1 показывает, как изменялись со временем средние кумулятивные индексы цен. Каждый «индекс цен» нормализован, то есть его значение по состоянию на конец августа принято за ноль. Опираясь на наш ценовой диапазон, мы определили четыре типа цен: минимальная розничная цена, максимальная розничная цена, минимальная оптовая цена, максимальная оптовая цена. Хотя между динамикой ценовых индексов есть некоторые отличия, данные демонстрируют стойкую тенденцию. Цены повысились во время, когда была объявлена блокада (8 сентября 2015; первая вертикальная линия в графике), и потом опять, когда блокада была введена в действие (20 сентября 2015; вторая вертикальная линия). В зависимости от типа цен, их уровень с начала сентября вырос на 10-18%. Хотя изменения цен более значительны, чем для «материковой» Украины, рост цен в Крыму совсем не шокирует, и, по-видимому, не настолько велик — по крайней мере пока что — как на это надеялись татары.

График 1. Кумулятивные изменения цен

gr1-ru

Есть признаки того, что цены в Крыму в дальнейшем будут расти. Во-первых, розничная маржа (измеряемая как процентная разница между розничными и оптовыми ценами) снизилась с максимальных значений в начале сентября. Это говорит о том, что часть «ценового шока» в результате блокады взяли на себя розничные торговцы. Такая ситуация вряд ли может быть стабильной в долгосрочном периоде, а, следовательно, в будущем следует ожидать роста розничной маржи. Поскольку Крым практически не может влиять на оптовые цены (это небольшой рынок, сравнительно с «материковой» Украиной или Россией), рост розничной маржи должен привести к повышению розничных цен.

График 2. Розничная маржа

gr2-ru

Во-вторых, распределение оптовых цен на эти продукты в Крыму (измерено как процентная разница между максимальными и минимальными ценами на продукты в определенной категории) стало более компактным. Это можно объяснить тем, что в каждой группе товаров с рынка исчезли продукты высокого качества, что попросту устранило премиальный сегмент цен. Поэтому стоит ожидать дальнейшего роста уровня цен для потребителей, по мере того, как товары высокого качества будут возвращаться на крымский рынок.

График 3. Дисперсия цен

gr3-ru

Не имея информации о ценах для «материковой» Украины перед блокадой, мы собрали данные с оптового рынка «Нежданный» в Херсонской области (http://www.nejdana.in.ua/) в послеблокадный период, с 26.09.2015 до 18.10.2015. Используя эти данные, мы рассчитали соотношение между ценами («эффективный обменный курс») (Цена в рублях/Цена в гривнах) для идентичных товарных категорий в Херсоне и Симферополе. Например, если минимальная оптовая цена одного килограмма арбузов в Херсоне равняется одной гривне, а минимальная оптовая цена арбузов в Симферополе равна 12 рублям, соотношение цен составит 12. Это значительно больше, чем официальный обменный курс рубля к гривне (2,88), что указывает на огромные возможности получения выгоды от торговли с Крымом. То есть можно за 1 грн купить килограмм арбузов в Херсоне, и продать его в Симферополе за 4,17 грн (12 рублей по курсу 2,88 руб/грн), с прибылью более, чем три гривны. График 4 показывает динамику соотношения цен (соотношение между крымскими и украинскими ценами) для минимальных и максимальных цен. Хотя мы наблюдаем тенденцию к снижению соотношения цен (от 7 до приблизительно 5,5), разница между ценами остается огромной. Это может создавать стимулы для контрабанды товаров в Крым водным путем.

График 4. Ценовые дифференциалы и обменный курс

gr4-ru

Таким образом, блокада является эффективной, в том смысле, что она действительно вызвала повышение цен на пищевые продукты в Крыму: они выросли приблизительно на 10% больше, чем для «материковой» Украины. Вероятно, также, что цены в Крыму продолжат расти. При этом влияние блокады оказалось не слишком значительным, а, следовательно, она вряд ли способна существенно повлиять на политическую ситуацию на оккупированном полуострове. Татары объявили, что планируют отрезать снабжение Крыма электроэнергией с «материковой» Украины. Учитывая, что спрос на электроэнергию неэластичен, а способность производить дешевую электроэнергию в Крыму ограничена, эта дополнительная блокада может нанести оккупантам больше вреда, чем блокада грузовиков.

Неделя Крыма

Крымский Треугольник: Куда Пропадают Грузовики из Украины (Юрий Городниченко (Калифорнийский университет, Беркли) и Александр Талавера (Шеффилдский университет), сооснователи и члены Редколлегии VoxUkraine)

Геостратегические Игры Вокруг Слова «Инвестиции» в Крыму (Ридван Бари Уркоста, политолог)

Как Правительство Китая и Французские Консерваторы Помогают России Подрывать Режим Нераспространения Ядерного Оружия (Андреас Умланд, доктор философии, старший научный сотрудник Института евро-атлантического сотрудничества в Киеве и главный редактор книжной серии «Советская и постсоветская политика и общество»)

Крымский Вопрос Без Ответа. Что Делать со Стратегией? (Михаил Минаков, доктор философских наук, президент Фонда качественной политики, Тимофей Милованов, Питтсбургский университет, сооснователь VoxUkraine)


Внимание

Автори не є співробітниками, не консультують, не володіють акціями та не отримують фінансування від жодної компанії чи організації, яка б мала користь від цієї статті, а також жодним чином з ними не пов’язаний