Разделяй Умы И Завоевывай Территории: Как Война На Донбассе Разобщает Нацию

Тлеющий военный конфликт на Донбассе и российская пропагандистская кампания в средствах массовой информации часто рассматриваются как факторы, способствующие росту осознания украинцами своей национальной принадлежности

Авторы:

Тлеющий военный конфликт на Донбассе и российская пропагандистская кампания в средствах массовой информации часто рассматриваются как факторы, способствующие росту осознания украинцами своей национальной принадлежности. Недавний анализ обобщает общепринятое мнение о том, что «в условиях военных действий украинцы еще более сплотились в своем патриотизме и оппозиции к России». Растущий украинский национализм, сметающий психолингвистические барьеры и исторически сложившиеся политические противоречия – это вдохновляющий идеал, однако наше исследование показывает, что в разных частях страны он далек от истины.

В недавнем исследовании мы проанализировали виртуальное общение украинцев в сети ВКонтакте (VK.com) – крупнейшей платформе социального общения в Украине по количеству зарегистрированных пользователей и ежедневных посещений. Мы хотели выяснить, как влияет война на Донбассе на общение в Интернете. Следует отметить, что после отставки в 2014 году основателя сети ВКонтакте Павла Дурова за отказ сотрудничать с российским властями, многие антироссийски настроенные пользователи покинули ВКонтакте в знак протеста. Такой идеологически мотивированный отбор сделал оставшуюся аудиторию ВК более однородной (несколько более  пророссийской), что снижает наши шансы обнаружить острые разногласия на основе политических взглядов. Другим фактором, который мог исказить результаты исследования, является то, что наши данные включают оккупированные юго-восточные территории, где жители, занимающие проукраинскую позицию, могут бояться открыто высказывать свое мнение, опасаясь преследований.

Война часто рассматривается учеными как один из факторов и катализаторов национально-государственного строительства. Внешние угрозы могут усилить чувство внутригруппового единства, уменьшить внутренние разногласия, смягчить расхождения во взглядах и помочь объединить нацию. При изучении Украины, однако, остается неясным, является ли война на Донбассе таким объединяющим фактором. Украинское общество долго оставалось  разделенным по региональному, психолингвистическому и политическому признаку. Способствует ли война за свою территориальную целостность и свободу политического выбора Украины укреплению единства ее народа? Или же война только усугубляет существующие разногласия, которые могут расколоть и поляризовать общество, препятствуя развитию этнически-нейтрального  гражданского национализма?

Для ответа на эти вопросы мы собрали исходные данные о межрегиональной структуре обмена мнениями в Интернете на политически значимые темы. Используя поиск по ключевым словам для обнаружения политических тем, мы выявили 14 777 сообществ (групп для обсуждения), 19 430 445 записей на стене и 62 193 711 комментариев, оставленных пользователями VK, проживающими в Украине. Используя метки даты и времени, а также информацию о месте жительства, сообщенную пользователями, мы составили базу данных включающую ежедневных наблюдений на уровне областей. Наши данные позволяют определить ежедневные изменения в объеме сетевого общения, а также уровни межрегиональной фрагментации и поляризации. Мы дополнили данные, полученные из социальных сетей, данными о количестве военных потерь по областям, полученными из источников в Интернете, а также  социально-экономическими показателями областей Украины.

Данные о военных потерях впервые были опубликованы в марте 2014 года, а их пик пришелся на август, когда сообщалось о более 500 погибших.

1

Согласно нашим данным, наблюдается отчетливый экспоненциальный рост активности пользователей после начала протестов на Майдане в ноябре 2013 года и после начала военного конфликта. В частности, среднее количество комментариев к политическим постам возросло с примерно тысячи в месяц в начале 2013 года до нескольких миллионов в 2014 году.

2

Проанализировав временные ряды в статистических моделях с фиксированными эффектами, мы обнаружили, что сообщения о жертвах усиливали онлайн-активность, измеряемую в количестве комментариев. Положительный  эффект длится не менее недели и сохраняется при сокращении наблюдений до  периода после начала протестов на Майдане.

В то время как новости о военных потерях усиливают активность в Интернете по всей стране, региональный анализ показывает, что в западных и центральных областях пользователи VK.com демонстрируют большую солидарность с жертвами из других регионов. Онлайновая активность жителей юго-востока связана главным образом с потерями в их родной области.

Такие результаты согласуются с выводами недавнего экспериментального исследования, проведенного Михалом Бауэром, Алессандрой Кассар, Юлией Хитиловой и Джозефом Генрихом, которые установили, что опыт войны укрепляет внутригрупповые интересы и снижает доверие к чужакам. Информация о жертвах войны из определенной области может послужить укреплению региональной идентичности, усилить чувство принадлежности к узко ограниченной группе и отчуждения в отношении «других».

Тем не менее, полученные нами результаты частично обнадеживают: не только военные потери усиливают соучастие пользователей Интернета; как минимум, в некоторых частях страны украинцы неравнодушны к жертвам войны из других областей. Однако приводит  ли военный конфликт на Донбассе к большему сплочению украинское Интернет-сообщества?Начинают ли люди из разных областей больше общаться с соотечественниками из других регионов? Мы использовали два показателя межрегионального общения: уровень межрегиональной фрагментации, определяемый как отсутствие связей (обмена информацией) между различными группами в обществе, и степень его поляризации, или различия в интенсивности позитивных и негативных настроений. Если украинцы становятся более сплоченными перед лицом войны, можно ожидать снижения фрагментации (сегрегации) и поляризации в сетевом общении.

Для изучения фрагментации мы проанализировали доски обсуждений ВКонтакте, в частности, региональное распределение пользователей, оставляющих комментарии под записями на стене. Для оценки степени фрагментации каждого обсуждения мы использовали следующий алгоритм. Для каждой пары регионов фрагментация считается высокой, если большинство комментариев в обсуждении оставлены пользователями только одного из двух регионов. С другой стороны, фрагментация считается низкой, если оба региона в равной степени представлены в дискуссии, что говорит о том, что общение является инклюзивным и происходит межрегиональный обмен мнениями. Таким образом, мы считаем индекс сплоченности (понятие, обратное фрагментации) равным нулю, когда лишь один регион представлен в комментариях, и максимальным, то есть равным единице, когда оба региона представлены в равной степени, предоставив каждый по 50 процентов комментариев в обсуждении.

Три приведенных ниже графика показывают, как наш показатель сплоченности, основанный на измерении фрагментации общения между двумя различными частями страны, изменялся в течение 2013 и 2014 годов. Если мы посмотрим на то, что обычно считается двумя однородными регионами Украины – юго-восточные области и группа западных и центральных областей – мы увидим, что обсуждения в рамках этих двух групп областей стали намного более интегрированными в период после Майдана.

3

В самом деле, хотя мы видим несколько временных всплесков сплоченности коммуникаций в начале 2013 года, среднее значение показателя до протестов на Майдане было около 0,15-0,20. Этот показатель проявил четкую тенденцию к росту и достиг 0,20-0,35 в 2014 году. Такая разница является статистически значимой.

4

Картина меняется, если мы обратимся к общению между областями, расположенными на юго-востоке страны, и западной и центральной Украиной. Здесь мы видим, что до Майдана большинство обсуждений в Интернете были односторонними и велись между представителями одного региона. Этот результат совпадает с результатами недавнего исследования, осуществленного Диниссой Дувановой, Александром Семеновым и Александром Николаевым, которые установили, что большинство коммуникаций, как правило, происходит внутри западной и восточной частей страны, а не между ними. Коренное отличие в том что ситуация не изменилась после начала войны: как можно видеть на диаграмме, после начала конфликта динамика  показателя сплоченности не возросла.

5

Таким образом, мы не обнаружили доказательств того, что военные потери способствуют усилению сетевой сплоченности и преодолению различий между востоком и западом Украины: даже если фрагментация и снизилась, то это произошло отдельно для каждого из двух однородных регионов, не оказав влияния на межрегиональное сетевое общение. Хотя интенсивность военного конфликта способствует росту гражданской активности в Интернете, при этом активизируются региональные, а не общенациональные связи. Наш анализ показывает, что, по крайней мере, в области сетевого общения война не объединила украинцев, использующих ВКонтакте и живущих далеко друг от друга.

Однако при подобном анализе следует иметь в виду, что общение не означает согласие. Для того чтобы различить конструктивное и деструктивное общение, мы проанализировали их содержание с помощью позитивного и негативного «лексического багажа». Мы взяли две переменные, которые выражают общее количество позитивных и негативных слов в текстах, оставленных пользователями каждого из регионов. При статистическом анализе мы проводим их регрессию относительно количества военных потерь. Если новости о фронтовых потерях уменьшают поляризацию сетевых обсуждений, мы должны наблюдать рост негативных настроений одновременно с ростом позитивных настроений, и наоборот.

Наш анализ показал, что военный конфликт имеет тенденцию к поляризации сетевого общения в восточной Украине, но не в западных, центральных или даже южных областях. На востоке, по мере роста числа пострадавших, обсуждение стало более эмоциональным, с одновременным учащением использования как положительной, так и отрицательной лексики. Это говорит о том, что в то время как сетевое поведение жителей южной, западной и центральной Украины в целом характеризует схожая реакция на военные потери, восточные провинции оказываются все более поляризованными конфликтом, при этом негативные настроения растут параллельно с позитивными.

Независимо от того, как мы подходим к теме, мы находим доказательства дифференцированного поведения в сети Интернет пользователей из восточных и западных областей, что ставит под вопрос утверждение о том, что украинцы в целом становятся более сплоченными перед лицом угрозы территориальной целостности страны. Когда речь идет об общении в социальных сетях, мы не обнаруживаем результатов, подтверждающих повышение чувства солидарности, которое выходило бы за пределы географических регионов. Поэтому перспективы здесь удручающие и обнадеживающие в одно и то же время. Несмотря на чаяния благонамеренных политических активистов и искренних украинских патриотов, еще рано заявлять о победе  общеукраинского национализма на основе гражданской, а не этнической идентичности. Надежда заключается в том, что как на западе, так и на востоке растет сетевая активность и строятся социальные связи с соседними областями, причем запад показывает сильную солидарность с другими частями Украины. Дальнейшие усилия по привлечению к обсуждению сограждан из восточного региона могут дать надежду на снижение региональной фрагментации в будущем.


Внимание

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны