Конституционные Изменения, которые Взорвались

Власть не понимает или не хочет понимать саму суть конституционного процесса

AFP

Автор:

Любые изменения в Конституции должны получить не только формально-юридическую, но и общественную легитимность. Это означает, что решение по конституционным изменениям необходимо принимать максимально прозрачным и инклюзивным образом. Я даже рискну утверждать, что прозрачность и инклюзивность процедуры обсуждения и принятия поправок к Конституции важнее их содержания. К сожалению, Президент Украины пошел прямо противоположным путем.

События, случившиеся 31 августа под стенами украинского парламента, всколыхнули страну. Принятие предложенных Президентом изменений в Конституцию в первом чтении спровоцировало столкновения сторонников праворадикальных партий с правоохранителями. В результате, как утверждает Министр внутренних дел Арсен Аваков, один из сторонников партии «Свобода» и одновременно боец милицейского батальона специального назначения Игорь Гуменюк бросил боевую гранату в нацгвардийцев, защищавших парламент от митингующих. Погибло трое сотрудников правоохранительных органов. Более ста человек получили ранения.

Власть поспешила обвинить в трагедии Россию и своих политических оппонентов. Лидер «свободовцев» Олег Тягнибок заявил, что власть начала политическую расправу над его партией. На следующий день в знак протеста против голосования за конституционные изменения Радикальная партия Олега Ляшко вышла из парламентской коалиции и перешла в оппозицию к нынешней власти.

Самое трагичное во всей этой истории, что, как и среди радикалов, которые пытались штурмовать парламент, так и среди правоохранителей, которые его защищали, было немало бойцов, которые, рискуя собственной жизнью, защищали свободу и независимость Украины на Донбассе. Поэтому версия властей о том, что конфликт был лишь провокацией российских спецслужб, выглядит не слишком убедительно.

Что же спустило крючок кровавого конфликта? Я уверен, что глубинной причиной трагедии стало то, что власть не понимает или не хочет понимать саму суть конституционного процесса.

Если рассматривать Конституцию как формализацию общественного договора, то любые изменения в ней должны получить не только формально-юридическую, но и общественную легитимность. Это означает, что решение по конституционным изменениям необходимо принимать максимально прозрачным и инклюзивным образом. Я даже рискну утверждать, что прозрачность и инклюзивность процедуры обсуждения и принятия поправок к Конституции важнее их содержания.

Когда-то Нельсон Мандела описал в своей автобиографии «Долгий путь к свободе» идеал такой инклюзивной демократии: «Встречи продолжались до тех пор, пока не достигали какого-то консенсуса. Они заканчивались единогласным решением или же вообще не заканчивались. Единодушие, однако, могло сводиться к согласию, что каждый остается при своем мнении и что стоит подождать более благоприятного момента, чтобы предложить решение. Демократия означала, что необходимо было услышать каждого и что решение принимали вместе как народ».

К сожалению, Президент Украины пошел прямо противоположным путем. Созданная Президентом Конституционная Комиссия фактически не готовила изменения в Конституцию в части децентрализации власти, а выступила с тем, что англоязычные народы называют rubber stamp для документа, который подготовил анонимный секретариат, не имеющий никакой легитимности, поскольку Комиссия его не формировала. Этим фактом публично возмущалась вице-спикер парламента Оксана Сыроед. Мое личное общение с несколькими членами Конституционной Комиссии лишь подтвердило этот позорный факт.

К сожалению, следует признать, что уважаемые западные институты, пренебрегая своими традициями нейтральности и беспристрастности, начали активно поддерживать президентский проект конституционных изменений. Так Венецианская Комиссия, обратившись к нетипичной

процедуре предоставления «предварительного заключения», в рекордно короткий срок рассмотрела и положительно оценила конституционные изменения, разработанные анонимным секретариатом и представленные спикером Владимиром Гройсманом как плод работы собственно Конституционной комиссии.

Менее чем через неделю после обнародования заключения Венецианской комиссии проект закона о внесении изменений в Конституцию Украины (относительно децентрализации власти) был наспех доработан, после чего Президент официально внес его в парламент. Через 2 недели, 15 июля 2105, Президент отзывает свой законопроект и вносит в ВР его доработанную версию, в которой появляется норма о дополнении Переходных положений Конституции печально известным п. 18, который будет определять, что «особенности осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей определяются отдельным законом».

На следующий же день парламент направил президентский законопроект в Конституционный суд для получения заключения о соблюдении процедуры и соответствия правам человека. СМИ сообщали о почти неприкрытом давлении на народных депутатов с целью заставить их голосовать за соответствующее постановление со стороны представителей власти и дипкорпуса США и европейских стран.

Еще через две недели (опять же рекордно короткий срок) КСУ решил, что законопроект о внесении изменений в Конституцию Украины относительно децентрализации власти соответствует требованиям статей 157 и 158 Конституции Украины. Одновременно четыре судьи КСУ выразили особое мнение о невозможности принятия изменений в Конституцию в предложенной Президентом редакции.

В течение августа текущего года к Президенту и парламенту неоднократно публично обращались авторитетные представители экспертного сообщества и гражданского общества, в том числе трое судей КСУ в отставке, предостерегая от поспешного принятия изменений в Конституцию. Однако, Президент избрал тактику «продавливания» через парламент предложенных изменений в Конституцию, апеллируя к необходимости выполнения т.н. Минских соглашений, в частности ст. 11 «Комплекса мер по выполнению Минских договоренностей». В противном случае, по логике Президента и его единомышленников, Запад не сможет продлить санкции против России.

Наконец 31 августа Верховная Рада Украины приняла предложенные изменения в первом чтении. Три из пяти фракций коалиции голосовали против, однако промосковский «Оппозиционный блок» и две парламентские группы, в которых находится много бывших членов «Партии регионов», поддержали пропрезидентскую «Солидарность» и пропремьерский «Народный фронт».

Неудивительно, что такая торопливость и непрозрачность конституционного процесса не только расколола украинский политикум, но и радикализировала общество. Вместо аргументов в ход пошли дубинки, слезоточивый газ, дымовые шашки и, в конце концов, боевая граната, что привело к человеческим жертвам и увечьям.

К сожалению, украинские политики не вынесли урока из этой трагедии. Как провластные, так и оппозиционные партии накануне местных (и вероятных после раскола коалиции досрочных парламентских) выборов играют на дальнейший раскол страны.

«Точка сборки» страны возможна только вне украинского политикума. Создать инклюзивную площадку для открытого обсуждения основных принципов совместного будущего — неотложная задача гражданского общества. Поскольку единственная альтернатива широкому и честному общественному полилогу — война всех против всех.


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.