Антимонопольная политика. Урок США для Украины. Часть 2. Слияния и поглощения

Когда две независимые компании объявляют о слиянии и становятся единой фирмой, экономисты усматривают в этом их шаге стремление увеличить совместные прибыли

Автор:

Когда две независимые компании объявляют о слиянии и становятся единой фирмой, экономисты усматривают в этом их шаге стремление увеличить совместные прибыли.  Можно допустить, что обычно слияния несут экономике благо. И все же слияния — предмет антимонопольного регулирования, но только в том случае, когда они создают или укрепляют доминирующее положение фирм.

Почему слияния привлекают внимание антимонопольных органов?

Когда две независимые компании объявляют о слиянии и становятся единой фирмой, экономисты усматривают в этом их шаге стремление увеличить совместную прибыль.   Поскольку прибыль — это часть благосостояния в том смысле, в котором этот термин используют экономисты, можно допустить, что обычно слияния несут экономике благо.  И действительно, большинство слияний — это, вероятно, для нее хорошо. (В этой статье мы используем термин «слияние» в общем для антимонопольного права значении — объединение активов двух независимых компаний в одну путем юридического слияния, поглощения, покупки активов и т.д.).

И все же слияния — предмет антимонопольного регулирования. Дело в том, что слияния могут в целом увеличить совместные прибыли объединенной компании двумя путями:

  1. дать определенную экономию затрат (иногда ее называют эффективностью). А она, в свою очередь, высвобождает ресурсы для использования в других производственно-экономических целях;
  2. ослабить конкуренцию на некоторых рынках, благодаря чему объединенная фирма может с выгодой для себя повышать цены.

Первое следует приветствовать, второе — нет.  (Разумеется, слияния могут привести к обоим последствиям сразу, о чем мы поговорим ниже).  В антимонопольном законодательстве и отраслевых нормах слияния обычно подвергаются юридическому и экономическому анализу, чтобы экономическое благосостояние не страдало из-за возможного ослабления конкуренции.

В частности, в отношении возможных вредных последствий слияний в антимонопольном праве обычно использовались два класса юридических формулировок.  По стандартам, принятым в США и опирающимся на формулировку Статьи 7 Закона Клейтона, слияние запрещается «если в любой коммерческой отрасли или деятельности, влияющей на коммерцию в любой части страны, результатом такого поглощения может стать существенное ослабление конкуренции или тенденция к созданию монополии».  В правовой практике слияний проверку на «существенное ослабление конкуренции» (substantial lessening of competition, SLC. — VoxUkraine.org)  проводят также Канада и Австралия.

С другой стороны, многие страны используют европейские стандарты. В частности «Нормы контроля над слияниями»  ЕС долгие годы запрещали слияния, которые «создают или укрепляют доминирующее положение» на рынке.  (В 2010 формулировку изменили, и теперь запрещены те слияния, которые «существенно затрудняют эффективную конкуренцию на внутреннем рынке или значительной его части, в том числе вследствие создания или укрепления доминирующего положения»). Применение двух этих стандартов обычно дает один и тот же результат.

Статья 25 Закона Украины «О защите экономической конкуренции» гласит, что Антимонопольный комитет разрешает слияние, «если оно не приводит к монополизации или существенному ограничению конкуренции на всем рынке или на значительной его части».

Правовая практика слияний отличается от других аспектов антимонопольного правоприменения (которое мы обсуждали в  части 1 этой статьи) как минимум двумя важными моментами.  Во-первых, правовая практика слияний — единственная сфера антимонопольного правоприменения, упор в которой сделан непосредственно на структуру отрасли, а не на действия одной или нескольких фирм.  Как мы отмечали в первой части статьи, даже в случаях с монополизацией или злоупотреблением доминирующим положением нужно, чтобы компания не только обладала рыночной властью, но и злоупотребляла ею,  то есть демонстрировала антиконкурентное поведение.

Во-вторых, другие сферы антимонопольного правоприменения сосредоточены на прошлом — уже предпринятых действиях и их последствиях. Правоприменение в сфере слияний по своей сути сосредоточено на будущем: каким будет вероятный результат объединения двух фирм?  А значит, в правовую практику слияний заложена определенная степень абстрактных суждений, и определенности здесь быть не может.

Слияния, которые с точки зрения антимонопольного права считаются потенциально неблагоприятными, обычно подпадают под одну из двух категорий:

  • горизонтальные слияния — слияние фирм, которые потенциально или реально конкурируют между собой, работая на одном и том же уровне «производственной цепочки»;
  • и вертикальные слияния — слияния фирм, между которыми существуют реальные или потенциальные отношения в сфере закупок или продаж, и которые работают на разных (часто смежных) уровнях производственной цепочки.

Слияния, которые не подпадают ни под одну из этих категорий, объединены в общую группу конгломератных слияний.  В 1960-х и 1970-х ученые и юристы относились к конгломератным слияниям с некоторой опаской, но сегодня они считаются в целом безвредными. Исключение — случаи, когда в масштабе национальной экономики собственность может сосредоточиться в рамках одной фирмы до такой степени, что возникает опасность превращения экономической власти в политическую.

В следующих частях статьи мы подробно рассмотрим, как антимонопольные органы решают проблемы, связанные с разными типами слияний.

Примечания:

[1]  Высказанные в статье взгляды могут не совпадать с позицией Министерства юстиции США.

Первая часть статьи, посвященная сговорам между компаниями и злоупотреблению доминирующим положением, опубликована здесь


Внимание

Автор не является сотрудником,  не консультирует, не обладает акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.