Монопольно-Олигархическое Украинское Танго

В данной работе подчеркивается негативное влияние монополизированности определенных секторов отечественной экономики на ее общую конкурентоспособность

Фото: monopoly-game.ru

Автор:

В данной работе подчеркивается негативное влияние монополизированности определенных секторов отечественной экономики на ее общую конкурентоспособность. Проведен анализ основных последствий сочетания монопольного и олигархического положений для рядовых граждан и страны в целом. Предложены необходимые шаги для их скорейшего преодоления.

Не так давно завершился Всемирный экономический форум в Давосе. Все, кто имеет более-менее существенное положение, обсуждали там проблемы, которые повлияют на экономическую и политическую жизнь планеты в ближайшем будущем. В рамках этого же форума составляется знаменитый глобальный рейтинг конкурентоспособности стран, где Украина занимает скромную 76 позицию. Безусловно, каждый из нас может назвать основные причины такого невысокого результата: коррупция, политическая нестабильность, забюрократизированность, сложный доступ к финансовым ресурсам, инфляция, налоговая нагрузка и т.д. Это же признают и сами эксперты, составляющие данный рейтинг.

Хотя, кроме проблем с глобальной конкурентоспособностью мы имеем и проблемы с внутренним уровнем конкуренции вообще. Вышеупомянутый рейтинг ставит Украину на 136-е место из 144 [1] стран по показателю эффективности антимонопольного регулирования. Достижение является, мягко говоря, сомнительным, но рядовому читателю на фоне вышеперечисленных проблем, последняя может показаться не такой уж важной, мол — еще одна сфера, где мы — аутсайдеры. Это далеко не так, и недооценка тесноты взаимосвязи между монополизированностью украинской экономики и ее низкой конкурентоспособностью в глобальном масштабе намного опаснее, чем просто просчет в факторном анализе. Это одно из основных препятствий в развитии страны и давайте разберемся почему.

Что такое монополия? В идеале — это положение, когда один субъект обеспечивает все предложение данного товара или услуг на рынке. В реальной жизни такое встречается крайне редко и обычно монопольным считается доминирование определенной фирмы, когда она может существенно влиять на цену или объем товаров на рынке. В каждой стране эта позиция оценивается по-разному в процентном соотношении к общему объему рынка, в Украине она составляет 35%.

Что такое монополия по-украински? Это дымная смесь экономики, политики, коррупции и тяжелого криминала, где рыночная позиция фирмы зависит не от эффективности производственных или управленческих процессов, а от силы политического лобби, которое за ней стоит и глубины коррупционных каналов, которые покрывают нарушения хозяйственного, а иногда и уголовного кодексов.

А теперь напомним себе, в каких сферах мы можем видеть признаки явного доминирования определенного субъекта[2]:

  • Факсимильная и мобильная связь;
  • Химическая промышленность;
  • Металлургия;
  • Внутренние авиаперевозки;
  • Региональные энергорынки;
  • Производство курятины и региональное посредничество на агрорынке.

Также отметим так называемые «природные» монополии, которые пока находятся в руках государства:

  • Энергоатом;
  • Укрэнерго;
  • Укрзализныця;
  • Нафтогаз;
  • Укрпочта;
  • Укрспирт.

Понятно, что монополистов у нас хоть отбавляй, но что плохого в этом для рядового украинца?

Попробуем показать это на разных уровнях и начнем с самого низкого. Вот, например, в Украине много региональных монополистов. Представим себе городок, где всего один кинотеатр. Сначала новый кинозал полностью удовлетворяет потребности потребителей, и все, казалось бы, хорошо. Но время идет, и хотим мы того или нет, а помещения и оборудование изнашиваются и нуждаются в обновлении. Однако собственник не спешит терять прибыль заведения на закупку новых кресел или приобретение более современной проектировочной системы. У него просто нет надобности, ведь у посетителей нет альтернативы его учреждению на ближайшие несколько километров. Субботним вечером они не пойдут в другой кинотеатр, потому что в городе его просто нет. Возможно кому-то и не понравится качество услуг нашего монополиста, он перестанет ходить в кино, но уменьшение доходов от незначительной потери клиентов вряд ли сравнится с уровнем возможных затрат на обновление зала.

Суть этой печальной истории не только в том, что житель нашего города увидит новую часть ожидаемого голливудского блокбастера не в 3D, а в 2D формате. Последствия слабо развитой рыночной инфраструктуры и монополии, у которой нет стимулов к развитию производства, могут быть очень широкими. Стоит задуматься, как повлияет низкое качество услуг кинотеатра на отношение того количества людей, которые все же отказались от его услуг, к использованию пиратской кинопродукции? Всегда надо учитывать экстерналии, они могут скрывать неожиданные социальные последствия.

Примеров, когда отечественные потребители страдают от манипуляций монополистов, очень много и на национальном уровне:

— качество и особенно цена бензина на протяжении последних лет с заданной периодичностью являются предметом манипуляций и плохо прикрытого вымогательства с отечественных водителей и пассажиров;

— цена и качество внутренних авиаперевозок не поддаются никакому сравнению с европейским воздушным транспортом, где перелет на лоукостах иногда стоит как поездка на такси;

— цена роуминга для украинцев почти в 2,5 раза превышает стоимость соответствующей услуги для европейцев.

То же самое, но в меньших масштабах, происходит и на рынке курятины, сахара и в других секторах агрорынка.

Какие же последствия деятельности монополий для Украины в целом?

Экономика нашего государства постоянно страдает от разного рода кризисов, и 2014 год был еще одним виражом в этом крутом пике. Однако, как и в предыдущие периоды обострения, монопольный бизнес, благодаря политическому влиянию и «серым» схемам, оптимизирует свое налоговое бремя. В частности, по словам экспертов, в 2012 году металлургия и химия получили 11,3% всех доходов в экономике, а оплатили только 2,1% налога на прибыль[3]. В основном причиной этому служит не рост убытков в промышленности, а региональное распределение уплаты налога на прибыль, в результате которого значительная часть налога уплачивается в оффшорах. Следствием является несоразмерность уплаченных налогов доле производства в ВВП и дополнительное давление на немонополизированные сектора экономики. Добавьте к этому субсидии, которые с самого провозглашения независимости в большей или меньшей степени предоставлялись монополизированным секторам экономики, и получите нарастающий бюджетный дефицит.

Стоит упомянуть о качестве менеджмента монополизированного сектора экономики. Согласно тем скупым данным Госкомстата Украины, которые можно найти в открытом доступе, к отраслям промышленности с наименьшим удельным весом рентабельных предприятий относятся: на уровне крупных предприятий — добывающая, перерабатывающая промышленность, производство химических веществ, резиновых и пластмассовых изделий, изделий из дерева и бумаги, металлургия, машиностроение, производство транспортных средств; на уровне средних предприятий — электро-, газо- и водоснабжение[4]. А теперь давайте вспомним, какие сектора промышленности наиболее монополизированы, сколько облгазов в собственности Фирташа, кому принадлежит компания DTEC, контролирующая региональные рынки электроснабжения, и какое качество услуг таких региональных монополистов, как водоканалы?

Защитники монопольного бизнеса часто приводят в аргумент их наличие и в развитых странах. Но, к сожалению, у нас не было отечественной версии компании Microsoft образца 90-х годов в области программного обеспечения. Как и нет современного аналога компании Monsanto — мирового лидера биотехнологий в растениеводстве, что вкладывает миллиардные инвестиции в развитие генной инженерии, или Amazon — мирового лидера электронной коммерции и рынка облачных технологий, который сейчас разрабатывает технологию доставки купленных онлайн товаров с помощью самоуправляемых дронов. С украинскими монополиями ситуация следующая: около 61% промышленности Украины — это топливно-энергетический комплекс, добывающая, химическая промышленность и металлургия. Большая часть монополистов сконцентрирована в сырьевых или крайне энергозатратных отраслях. С начала 90-х удельный вес этих отраслей в экономике, по мере их монополизации, только возрастал. Отсюда и неэффективная структура экспорта и импорта, ведущая к отрицательному торговому сальдо, девальвация, нехватка бюджетных средств, а еще политическая зависимость, экологически вредное и неэффективное производство и многие другие факторы, которые и обусловливают нашу конкурентную позицию в мире. Что нам еще нужно при таких тенденциях, так это разрабатывать свой аналог часов апокалипсиса, который будет отсчитывать сколько условного времени осталось до дня Д — дефолта.

Олигархический монополизм ограничивает развитие малого и среднего бизнеса, как своих конкурентов, которые могут нарушить его положение на рынке. И здесь совсем не удивительно, что коэффициент Джини у нас один из самых высоких в мире — 0,9 на конец 2013 г[5]. Отсутствие возможностей удовлетворения своего экономического интереса порождает потребность изменить существующий общественный строй, следствие — политическая нестабильность. Это создает серьезную угрозу государственному порядку. Не зря правительство США считает, что ситуация, когда 1% американцев владеет 40% богатства страны, является угрозой стабильному развитию. В Украине тоже 1% владеет 70% богатства страны, а 6 олигархов владеют активами больше чем остальные 94 богачей из списка Форбс. Следствием такого ограничения малого и среднего бизнеса и имущественной дифференциации является наибольшая среди проблем, порожденных олигархическим монополизмом, — массовая бедность населения. Очень часто, убрав идеологические ширмы из причин восстаний и революций, мы можем найти твердое экономическое обоснование.

Изменится ли порядок в украинском монопольно-олигархическом танго после революции, можно будет увидеть по динамике доходов и рыночной доли корпорации «Рошен» или, например, по структуре активов группы «Приват». Невыполнение обещаний относительно «сладкого» бизнеса уже в определенной степени подкрасили эту лакмусовую бумажку украинской власти, однако самое интересное еще впереди …

Выводы

Приведенные выше факты свидетельствуют не о том, что монополии — это плохо в принципе, а о том, что украинские их аналоги привносят мало хорошего в экономику страны. Олигархическая экономика перестает быть частью национальной экономики, поскольку в случае Украины имеет пагубное влияние на ее немонополизированные сектора. Это давно стало системным препятствием в развитии экономики страны, и стабильно поддерживает такие проблемы, как коррупция, политическая неустойчивость и сырьевая ориентированность экономики. Данная проблема очень сложна, чтобы можно было сразу предложить конкретные пути ее решения, не прибегнув к общим банальным советам по борьбе с коррупцией и олигархами, но мы попробуем назвать несколько шагов, которые в принципе позволят открыть перспективу для решения вопроса монополий в Украине:

  •  ликвидация Антимонопольного комитета в том виде, в котором он сейчас, поскольку эта структура упорно не замечает реальных монополистов, и создание в корне нового органа, который будет стоять на защите конкурентных основ, интересов среднего и малого бизнеса и следить за оптимальным взаимодействием монополистов, государства и потребителей. Для этого пригодятся наработки в этой области нобелевского лауреата Жана Тироля и его коллег;
  • ликвидация таких государственных монополий, как Нафтогаз, Укрспирт, Укрпочта и др., поскольку они демонстрируют еще меньшую эффективность, чем частные монополии и оказывают сильное давление на бюджет страны. Ресурсы, которые ежегодно затрачиваются на поддержку таких госпредприятий, принесут большую отдачу, если будут использованы на развитие рыночной инфраструктуры и конкурентной политики в соответствующих отраслях.

Разграничение политики и бизнеса должно быть обусловлено соответствующим общественным запросом. Но поскольку в нашей стране такой запрос в силу разных причин четко не сформулирован, он должен быть реализован институционально путем законодательных и правовых инициатив. А это довольно проблематично, учитывая, что почти не осталось институций, которые бы не совмещали властные полномочия с бизнесом. Данный факт является еще одной причиной для обновления властных структур, потребность в котором не удовлетворена даже спустя год после Революции Достоинства.

Статья-победитель конкурса MindSketch от аналитического портала VoxUkraine

Примечания

[1] Professor Klaus Schwab.World Economic Forum.Insight Report.The Global Competitiveness Report 2014–2015: Full Data Edition.

[2] Господарі економіки України. Газета Тиждень. Інфографіка

[3] Любомир Шавалюк — Олігархічний бізнес стає тягарем для економіки

[4] Державна Служба Статистики України — Фінансові результати великих та середніх підприємств до оподаткування за видами економічної діяльності за січень-вересень 2014 року

[5] Іван Компан — Знаки рівності: Україна не захотіла бути схожою на Індію.

Статья также была опубликована на сайте liga.net


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.