Почему пересчет валютных кредитов по курсу 5 будет катастрофой для экономики

Конвертация валютных кредитов в гривню, как это предлагает законопроект «1558-1» (О реструктуризации обязательств по кредитам в иностранной валюте), может привести к краху украинской банковской системы.

Автор:

Конвертация валютных кредитов в гривню, как это предлагает законопроект «1558-1» (О реструктуризации обязательств по кредитам в иностранной валюте), может привести к краху украинской банковской системы. Стране нужен новый законопроект, который бы предусматривал строгую адресность помощи и ее возвратный характер.

Я очень сочувствую тем, кто оказался в ситуации, когда гривневая зарплата не покрывает месячного платежа по валютной ипотеке, когда дом вдруг стал называться неприятными словами «объект залога», а некогда вежливые и приятные работники отделений банков растеряли вежливость и приятность, и время от времени угрожают коллекторами. Заемщики, которые в свое время совершили ошибку, погнавшись за низкой процентной ставкой по валютным кредитам, теперь вынуждены за это дорого платить. Тем не менее, ошибку совершили не только они – государство также должно озаботиться вопросами, напрямую связанными с очевидным провалом своей политики в сфере банковского и валютного регулирования касательно кредитования физлиц, социальной защиты части заемщиков, для которых кредитное жилье – единственное место проживания, и работой с финансовой грамотностью населения.

В идеальном мире государство в принципе не должно вмешиваться в ручном режиме в договорные отношения субъектов хозяйствования, но текущая ситуация в Украине все же требует активных регуляторных инициатив и просто «ничего не делать» — больше не вариант, потому что:

—  Во-первых,  публичные перфомансы заемщиков в формате «финансового майдана» угрожают авторитету власти и играют на руку силам, желающим устроить в Украине хаос. Более того, эти силы, судя по всему, активно поддерживают протестантов. Напомним, что несколько сотен людей, сменяясь, уже не первый месяц активно пикетируют Парламент и проводят кампанию в СМИ, требуя пересчета валютных кредитов в гривну. В последние дни ситуация обострилась до состояния подожженных шин и физических стычек протестующих с силовиками, было задержано пятеро людей.  Если не предпринять никаких шагов, удары по имиджу нынешней власти будут все сильнее, а методы «активистов» – все больше отдаляться от цивилизованного протеста.

— Во-вторых, и в спокойные времена этот пункт стоял бы на первом месте, множеству наших соотечественников, по неграмотности совершивших ошибку, действительно очень нужна помощь.  Это, на мой взгляд, тот самый случай, когда государство может выполнить свою прямую социальную функцию по защите малообеспеченных слоев населения.

— В-третьих, если не поторопиться с разработкой грамотного предоставления адресной помощи, популистские настроения в Раде возобладают над здравым смыслом, и мы с высокой долей вероятности увидим, как депутаты проголосуют в третьем чтении крайне неудачный закон (Законопроект «1558-1»), принятие которого грозит долгосрочными последствиями не только банковской системе, но и всей экономике страны.

Почему законопроект «1558-1» в его нынешнем виде принимать нельзя?

Законопроект «1558-1» (О реструктуризации обязательств по кредитам в иностранной валюте), который 21 мая 2015 г. был принят во втором чтении и отправлен на третье чтение, предусматривает обязательный пересчет всех потребительских кредитов в иностранной валюте (к которым относятся не только ипотечные, но и авто-кредиты, а также валютные кредиты на товары длительного  потребления) по курсу, который был зафиксирован на дату подписания кредитного договора.  Документом также предполагается введение двухлетнего моратория на отчуждение любого залогового имущества заемщика либо поручителя (включая не только собственное жилье, но и автомобили, и квартиры, которые куплены в кредит и сдаются в аренду). Из хорошего в законопроекте – преимущественное право заемщика на выкуп собственного кредита по цене, по которой банк собирается предложить его коллектору.  Но на этом преимущества документа заканчиваются, и начинаются недостатки.

Основными рисками для экономики в случае принятия законопроекта станут:

Самое очевидное — это прямые негативные последствия для банковской системы. Валютные кредиты населению, по данным НБУ, на начало мая составляли приблизительно $5,9 млрд. в долларовом эквиваленте. Из этой суммы следует исключить кредиты, выданные физлицам на ведение бизнеса, которые не подпадают под действие закона. Списания по валютным потребительским кредитам могут составить около 60% задолженности, если в отсутствие достоверной статистики исходить из условного предположения, что около 50% таких кредитов было выдано по курсу 5 грн/доллар, 40% — по курсу 8 грн/доллар, и оставшиеся 10% — по курсу 15 грн/доллар, хотя на самом деле ситуация, скорее всего, гораздо хуже. Но, несмотря на очень приблизительный характер таких расчетов, можно хотя бы примерно оценить масштабы бедствия: сумма потенциальных списаний (порядка $3,0-3,5 млрд. в долларовом эквиваленте) приближается к совокупному объему всего собственного  капитала банковской системы (составлял приблизительно $4,2 млрд. на начало мая). Кредиты распределены между банками неравномерно, и для кого-то этот закон может стать последним в его банковской практике. Так, если делать оценку, исходя из предположений, описанных выше, десять банков-лидеров валютного потребительского кредитования могут оказаться перед лицом необходимых списаний в размере до $1,2 млрд., при этом относительно комфортно себя будут чувствовать только банки, у которых доля валютных кредитов населению в прочих активных операциях не так велика, и списания для них могут составить примерно 10-15% капитала. У четырех банков из ТОП-10 валютных кредиторов размер потенциальных списаний превышает капитал, причем в некоторых случаях — это превышение в 3,0-4,5 раз. Нужно понимать, что данные расчеты не базируются на детальной отчетности конкретных банков (реальные суммы,  сроки кредитов в портфеле и курс, по которому их выдавали, неизвестны), и, кроме того, не учитывают уже существующую потребность в докапитализации банков, а также недоформированные резервы по существующим проблемным кредитам.

Семь из десяти банков-лидеров по валютному кредитованию физлиц одновременно являются лидерами депозитного рынка.  Доля депозитов населения в банках, где потенциальные списания превышают размер капитала,  — почти 10% или 40 млрд. грн. Таким образом, к возмущенным митингам вкладчиков Дельтабанка и банка Надра рискуют присоединиться клиенты других банков, если их владельцы не изыщут возможности увеличить капитал как минимум в два раза, спасая банк от введения временной администрации и банкротства. Все эти банки являются крупными игроками на рынке, то есть их проблемы отразятся на всей системе, и легко могут спровоцировать дополнительный «эффект домино».

Некоторые данные отчетности банков*

Кредиты физлицам в иностранной валюте Депозиты физлиц
тыс грн % от капитала тыс грн % в системе**
УНІВЕРСАЛ БАНК 2,354,232 721% 2,206,996 0.54%
УКРСИББАНК 7,536,995 516% 10,664,935 2.63%
ОТП БАНК 3,644,059 251% 8,441,729 2.08%
БАНК ФІНАНСИ ТА КРЕДИТ 4,875,386 213% 18,558,545 4.58%
Итого 18,410,671   39,872,205 9.84%
УКРСОЦБАНК 15,229,628 157% 13,518,168 3.33%
РАЙФФАЙЗЕН БАНК АВАЛЬ 4,597,089 112% 15,805,491 3.90%
ФІДОБАНК 1,348,328 87% 2,209,163 0.54%
АЛЬФА-БАНК 1,281,428 57% 12,301,419 3.03%
ПРИВАТБАНК 5,501,064 24% 121,229,757 29.91%
ПУМБ 748,480 17% 14,312,719 3.53%
Всего по ТОП-10 валютных кредиторов 47,116,690   207,017,122 54.09%

*по данным НБУ на 01/04/15

**среди платежеспособных банков

Хорошая новость в том, что всего один банк из наиболее рискованной группы не принадлежит иностранным акционерам, тогда как остальные имеют теоретическую возможность получить финансирование от материнских структур за рубежом. Плохая – в том, что эта возможность, скорее всего, так и останется чисто теоретической: иностранные банковские группы совсем не заинтересованы вливать миллиарды в страну, где завтра могут принять новый закон, по которому спишут еще что-нибудь, в зависимости от градуса популизма в Раде и температуры горящих шин у ее стен.

Это подводит ко второму риску, который может оказаться катастрофичным в долгосрочной перспективе. В среде, где договорные отношения могут быть в любой момент изменены задним числом, нормально работать на базе долгосрочного планирования невозможно – можно только спекулировать в погоне за быстрым и рисковым заработком, к тому же, не слишком существенным по меркам Запада.

Если даже НБУ вдруг удастся заручиться согласием иностранных банков на докапитализацию украинских дочек в требуемом размере, следующим их логичным шагом будет постепенное  сворачивание операций в стране, возможно, даже вплоть до полного закрытия. Работать на рынке, где правила могут законодательно поменять в любой момент и настолько радикально, как это предлагается сделать в обсуждаемом законопроекте, – очевидные «красные флажки» для любого менеджера. Завтра с горящими шинами и настоятельными просьбами о переводе валютных долгов в гривну к Раде придут частные лица-предприниматели (такие поправки уже подавались ко второму чтению законопроекта, но были отклонены), потом компании заявят о несправедливых ставках по кредитам и попросят пересчитать все выплаченные проценты по ставке НБУ на момент заключения договора.

Уход с рынка «дочек» иностранных банков будет означать кардинальное ухудшение инвестиционного климата, отток иностранных инвестиций, ухудшение платежного баланса, а возможно, и уход ряда зарубежных торговых партнеров, получение действующей властью международной репутации непредсказуемых популистов, работающих по принципу «кому должен – всем прощаю». В результате могут возникнуть сложности с привлечением финансирования даже на государственном уровне, не говоря о сложностях с реструктуризацией существующих внешних долгов ввиду радикального падения доверия государству как заемщику.  На фоне падения доходов населения, грандиозного усугубления банковского кризиса, в том числе спровоцированного этим законопроектом, экономика, и без того хрупкая, грозит уйти в глубокий штопор.

Кроме того, кредитовать украинскую экономику в среднесрочной и долгосрочной перспективе, таким образом, остались бы в основном банки местных олигархов и дочки российских госбанков (три из ТОП-10 украинских банков по размеру активов). Стоимость ресурсов для таких банков (ставки по депозитам населения, стоимость внешних заемных средств) в разы превышает стоимость ресурсов для дочек европейских банковских групп, соответственно, ставки по кредитованию в долгосрочном периоде опуститься не смогут, и вливаний доступных кредитных средств в экономику ждать не придется.

Третий недостаток законопроекта – социальная несправедливость. В конечном счете, за списание кредитов заплатят либо вкладчики разорившихся банков, либо налогоплательщики, если списания будут покрываться путем докапитализации банков из бюджета (по сути, их национализация), либо все население страны – в случае если эмиссионный вариант финансирования такой докапитализации даст новый толчок инфляции, которая в апреле уже составила почти 60% в годовом выражении.  Больше всех при этом пострадают наименее защищенные слои населения – пенсионеры, госслужащие, бюджетники. Выиграют же (временно) – все (!) валютные заемщики, включая тех, кто брал в кредит квартиры для сдачи в аренду, для бизнеса, покупал роскошное жилье в центре Киева, дорогие автомобили в кредит, вне зависимости от их реального текущего материального положения.

Каким может быть выход из ситуации?

Срочная разработка в тесном сотрудничестве с банками и по возможности с международными консультантами, имеющими опыт решения подобных проблем в других странах,  нового законопроекта, который бы предусматривал:

— Строгую адресность помощи и ее социальный характер, то есть такую помощь следует ограничить, например, теми заемщиками, для кого взятое в кредит жилье – единственное, и возможности обслуживать кредит они не имеют;

— Ее возвратную основу, что потенциально может обеспечить не только справедливый характер, но и частичное внешнее финансирование социального проекта на коммерческих основаниях (к примеру, продажа долгосрочных ипотечных облигаций разных траншей);

— Отсутствие либо минимум бюджетной поддержки.

Подобный законопроект должен включать в себя тщательно проработанные детали о базе фондирования такой помощи; четкие объективные и, по возможности, не генерирующие коррупции, критерии получения помощи и механизмы публичного контроля; проработанные налоговые и учетные последствия принятого решения.


Автор благодарит Елену Белан  и Дениса Мартышевского за ценные комментарии и замечания к данной статье.


Внимание

Автор не является сотрудником,  не консультирует, не обладает акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.