Те, кто остается: как компании оправдывают свой невыход из россии
Beta

Те, кто остается: как компании оправдывают свой невыход из россии

Photo: ua.depositphotos.com / palinchak
9 июня 2022
FacebookTwitterTelegram
2616

Оправдание своего пребывания в России «обеспечением товарами первой необходимости» — откровенно слабое. Компании, делающие подобные заявления, на самом деле защищают свою долю рынка. Тем, кто остается (и в том числе тем, кто отмалчивается), следует немедленно уйти, а не продолжать отбеливать своим присутствием российские военные преступления и финансировать своими налогами российскую военную машину.

С началом полномасштабного нападения россии на Украину, после десятков тысяч погибших и многочисленных документальных свидетельств военных преступлений, из россии ушли многие компании (нередко под давлением своих клиентов и акционеров). Но некоторые остались и продолжают предоставлять свои товары и услуги россиянам, а также платить налоги российскому правительству. 

Рисунок 1 показывает, что крупнейшая доля компаний, которые продолжают вести бизнес «как обычно» либо несколько модифицировали его (как правило, это приостановка рекламы, новых инвестиций и новых клинических испытаний) это компании отрасли здравоохранения. Далее следуют энергетические компании, производители потребительских товаров и коммунальных услуг. ЕС ввел частичное энергетическое эмбарго, которое, вероятно, заставит некоторые энергетические компании уйти. Однако ситуация с медицинскими фирмами и компаниями, производящими потребительские товары, сложнее. Теоретически эти компании могут оправдать свое пребывание в россии гуманностью, то есть обеспечением российских потребителей базовыми продуктами питания либо лекарствами. Однако многие ли из них действительно прибегают к таким аргументам и насколько такие аргументы весомы?

Рисунок 1. Компании, которые не ушли из россии

Данные: перечень компаний Йельского университета («A» означает компании, которые полностью ушли из россии, F — те, которые продолжают свою деятельность в привычном режиме)

Примечание: в скобках указано общее количество компаний, задействованных в определенной отрасли.

Чтобы ответить на этот вопрос, мы посмотрели на компании в отраслях здравоохранения и основных потребительских товаров, принадлежащих к группам D и F (то есть компании, которые остаются в России) по Йельской классификации (рис. 1), и добавили к ним компании из исследования Balyuk and Fedyk (2022), которые принадлежат к этим же отраслям и решили остаться в россии. Всего было определено 111 компаний (этот перечень, вероятно, не исчерпывающий, однако мы считаем, что он содержит большинство компаний).

Распределение этих компаний по отраслям и странам представлено в таблице 1 ниже.

Таблица 1. Распределение компаний в отраслях основных продуктов питания и здравоохранения, которые остаются в россии, по странам

Страна Продукты питания Здравоохранение
Австрия 3
Великобритания 1 3
Греция 2 1
Израиль 1
Индия 2
Исландия 1
Испания 3
Италия 3 1
Китай 1 2
Латвия 1
Мексика 1
Нидерланды 1 1
Германия 8 3
Польша 1 1
Португалия 1
Сингапур 1
Словения 1
Соединенные Штаты 13 33
Таиланд 1
Венгрия 1 2
Франция 6 3
Швейцария 3 3
Япония 2
Всего 55 56

Из указанных компаний 43 не сделали никаких заявлений по поводу российско-украинской войны, 22 написали только о своих действиях (чаще всего о соблюдении санкций, приостановлении рекламы и новых инвестиций в россии; предоставлении гуманитарной поддержки Украине), в то время как 42 компании (35%) обосновали свое пребывание в россии гуманитарными причинами.

Их оправдания звучали так:

  1. обеспечение российских потребителей основными продуктами питания или средствами гигиены
  2. обеспечение основными лекарственными средствами и/или проведение важных для человечества клинических исследований
  3. предоставление рабочих мест (при этом утверждая, что россияне не несут ответственности за действия своего правительства)

Некоторые компании предоставили комбинацию этих объяснений, например, Ашан:

Наша работа состоит в том, чтобы сделать все возможное, чтобы жители стран, где мы представлены, имели доступ к качественной еде по доступным ценам, — то есть удовлетворить основные потребности в продуктах гражданского населения. 30 000 наших российских сотрудников выполняют эту работу, чтобы быть как можно ближе к населению, не несущему личной ответственности за развязывание этой войны. Оставить наших сотрудников, их семьи и клиентов — это не наш выбор. По словам президента Франции Эммануэля Макрона, «мы не воюем с русским народом». Прекращение нашей деятельности в россии рассматривалось бы как умышленное банкротство, ведущее к экспроприации, которая укрепила бы российскую экономическую и финансовую экосистему, сделала бы наших сотрудников и их семьи уязвимыми и, в период высокой инфляции, лишила бы население услуг дисконтной сети, которая работает в стране уже 20 лет. Источник: заявление Ашан 

В этом заявлении мы видим еще одно объяснение: «Прекращение нашей деятельности в россии рассматривалось бы как умышленное банкротство, ведущее к экспроприации, которая укрепила бы российскую экономическую и финансовую экосистему».

Давайте рассмотрим эти объяснения подробнее. В частности, мы утверждаем, что ни одно из них не опирается на данные или логику. Следовательно, решение большинства компаний продолжить работать в россии обусловлено финансовыми соображениями, а не какими-либо другими.

Во-первых, 70-80% россиян поддерживают путина и считают, что россия движется в правильном направлении. Так что большинство россиян не страдают от режима путина, а являются его сторонниками. Более того, они поддерживают войну. Они поддерживают убийства украинцев и изнасилования украинских женщин и детей (СБУ опубликовала большую коллекцию записей разговоров российских оккупантов между собой и с их родственниками. Эти записи ясно демонстрируют, что они не считают украинцев людьми). Следовательно, никакие точечные санкции против самого путина или его приспешников не изменят хода войны. Необходимо применить жесткие отраслевые санкции в отношении всех граждан россии. В этой войне Украина платит ужасную цену — десятки тысяч жизней, от трети до половины экономики, тысячи разрушенных домов, дорог и других объектов инфраструктуры. Более того, по меньшей мере 3000 украинцев умерли (по данным ВООЗ) ввиду недоступности медикаментов для лечения своих хронических или иммунных заболеваний (например, рака) из-за нарушения цепочек снабжения. К тому же россия постоянно бомбит больницы и роддома.

Другие страны тоже несут значительные расходы — это поддержка украинских беженцев, предоставление оружия, гуманитарной и финансовой помощи. Дэвид Набарро из ВООЗ заявил на форуме в Давосе, что из-за нападения россии на Украину над 94 странами нависла угроза сильного недоедания или голода. Поэтому попытка защитить российских граждан от последствий войны, которую они поддерживают, несправедлива не только по отношению к украинцам, но и по отношению к миллионам людей во всем мире.

Еще один пример: Cargill оправдывает продолжение своей деятельности в россии, заявляя, что «пища является основным правом человека и никогда не должна использоваться как оружие». Однако россия делает именно это — разрушает украинские элеваторы и сельскохозяйственную технику, ворует украинское зерно и блокирует украинские порты, лишая не только украинских фермеров доходов, но и многих людей в африканских и азиатских странах еды. Если Cargill считает, что еда не должна использоваться как оружие, тогда почему эта компания поддерживает россию?

Во-вторых, россия является крупным производителем и экспортером продуктов питания. Она также имеет значительный собственный сектор розничной торговли (например, «Магнит», «Лента», «Перекресток» и т.д.). Поэтому сомнительно, что без этих компаний или иностранных супермаркетов российское население будет лишено основных продуктов питания. Также в россии есть несколько десятков производителей гигиенических средств, которые могут заменить уходящих иностранных производителей. На самом деле, сами россияне не хотят видеть иностранные компании в своей стране. Они начали кампанию «Zаместим», то есть планируют заменить импортные товары товарами отечественного производства. Если иностранные компании хотят поддержать россиян, почему бы им не поддержать именно эту кампанию?

В-третьих, «преднамеренные банкротства» иностранных производителей или розничных торговцев не укрепят российскую экономику, поскольку предприятие — это не только помещения и товары. Предприятие — это, прежде всего, технологии, управление и опыт. Без иностранных менеджеров и инженеров заводы и супермаркеты ничего не стоят. Это признают даже самые большие сторонники путинского режима.

В-четвертых, компании, которые указывают «заботу о своих российских работниках» как причину продолжать работать в россии, в то же время довольно часто закрывают из-за войны свои производственные площадки в Украине. Например, Mondelez заявляет, что «мы продолжаем считать приоритетом безопасность наших людей, поэтому наши операции остаются приостановленными в Украине... Как производитель продуктов, мы сокращаем все неважные виды деятельности в россии, в то же время помогая поддерживать непрерывность поставок продовольствия в грядущие сложные времена. Мы также продолжим оказывать поддержку нашим коллегам на рынке, сталкивающимся с большой неопределенностью». Справедливо ли лишать украинцев работы (а Украину налогов) и одновременно поддерживать рабочие места и платить налоги в государстве-агрессоре? Ведь эти налоги используются для того, чтобы купить оружие для бомбардировки их украинских работников.

В-пятых, компании-поставщики фармацевтических и медицинских товаров ссылаются на этику, заявляя, что они будут продолжать поставлять необходимые лекарства пациентам в россии. Однако, как уже отмечалось выше, в Украине без медицинской помощи остаются тысячи человек. Российские оккупанты сознательно блокируют гуманитарные конвои и разрушают медицинские учреждения. Были случаи, когда беременных не пускали в роддом. Это этичное поведение? Мы считаем, что нет. По нашему мнению, все фармацевтические и медицинские компании, считающие себя «этичными» или «социально ответственными», должны немедленно уйти из россии. Если российским пациентам нужны какие-то лекарства, они должны попросить свое правительство обеспечить их этими лекарствами. Или обратиться к Красному Кресту, которому транснациональные компании жертвовали огромные средства и который  пытался помогать россии депортировать украинцев.

В-шестых, некоторые компании заявили, что перечислят свои доходы от российских операций Украине, а некоторые уже сообщили о пожертвованиях в пользу Украины или международных благотворительных организаций, таких как Красный Крест, ЮНИСЕФ или Save the Children. Хотя мы поддерживаем такую ​​благотворительную деятельность, пожертвования украинским организациям были бы гораздо более эффективным способом помочь Украине, поскольку они менее забюрократизированы и лучше понимают потребности на местах. Более того, делая эти пожертвования, компании одновременно платят налоги российскому правительству, которые оно использует для закупки оружия, чтобы убивать украинцев.

Следовательно, любые оправдания, которые можно найти для продолжения бизнеса в россии, можно с легкостью отвергнуть. На самом деле эти (а также хранящие молчание) компании защищают свою долю рынка и прибыль. Защита нескольких тысяч жизней и рабочих мест в стране, которая с 24 февраля убила десятки тысяч человек (а до этого сотни тысяч — в Украине, Сирии, Чечне, Грузии и других странах) и лишила миллионы людей работы, дома и всей жизни, является лицемерием и крайней степенью цинизма.

Приложение. Анализ заявлений компаний, которые остались работать в россии

Мы проанализировали содержание 60 заявлений компаний, остающихся в россии. На рисунке А1 показано, о чем именно упоминалось в заявлениях. Он демонстрирует, что в более чем половине проанализированных заявлений компаний в разных формах упоминается забота о российских потребителях (например, обеспечение товарами первой необходимости, этические вопросы, «пациенты на первом месте» и т.п.). Некоторые компании упоминали своих потребителей в целом, без разделения на российских и украинских. В одном заявлении говорилось о потребителях в странах СНГ, которым поставляется продукция с заводов в россии.

Более половины компаний рассказали о помощи своим украинским работникам — о финансовой поддержке, помощи с переездом и т.д. Почти вдвое меньше компаний оправдывали свое пребывание в россии ответственностью перед российскими работниками, однако некоторые компании уточнили, что эти работники «сталкиваются с вызовами», «не оказывают влияния на ситуацию», и им даже «угрожает заключение, опасные условия и контрсанкции». Было несколько «экзотических» заявлений вроде «мы пожертвовали семена российским фермерам во избежание глобального продовольственного кризиса» или «мы заботимся о семьях, которые выращивают какао».

Многие компании сообщали о пожертвованиях в пользу Украины, украинским беженцам и/или крупным международным благотворительным или гуманитарным организациям.

Рисунок A1. Количество упоминаний определенных тем в заявлениях компаний о российско-украинской войне

На рисунке А2 показано, что компании в большинстве своем называют войну войной. Некоторые из них пошли дальше и использовали такие слова и выражения, как «вторжение» или «брутальное вторжение». 14 заявлений прямо или косвенно назвали россию агрессором, хотя в прямых заявлениях формулировки были «российская армия» или «российское правительство», а не россия. В то же время, 13 компаний (почти четверть) использовали для описания войны эвфемизмы, например «конфликт», «ситуация в Украине» или «события в Украине».

Рисунок A2. Как компании называли в своих заявлениях российско-украинскую войну

Авторы

Предостережение

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны