Украинские Перспективы в Рамках Восточного Партнерства и Соглашения об Ассоциации с ЕС

Факты, которые объясняют, почему Украина может получить выгоду от сближения с ЕС, и какие препятствия могут помешать стране выполнить ее евроинтеграционные стремления

Фото: Борис Корпусенко

Автор:

Сейчас везде можно услышать о преимуществах для Украины от реализации Соглашения об ассоциации с ЕС: в СМИ, парламенте, общественном транспорте. Однако не все сообщения объясняют происхождение преимуществ для нашей страны. Поэтому давайте ознакомимся с несколькими фактами, которые объясняют, почему Украина может получить выгоду от сближения с ЕС, и какие препятствия могут помешать стране выполнить ее евроинтеграционные стремления.

Несколько фактов в поддержку сближения Украины с ЕС

Украина получит существенную выгоду от государственного реформирования в соответствии с положениями подписанного в прошлом году Соглашения об ассоциации (далее — СА) и сближения с ЕС, но только при условии, если она будет без колебаний следовать этому курсу и обеспечит проведение глубоких структурных реформ в реальности, а не только на словах. Из-за пустых обещаний и постоянных жалоб правительства Украины на военную обстановку и другие трудности, а также из-за медленных темпов осуществления реформ, Украина может потерять доверие ЕС и других иностранных партнеров.

Давайте внимательней изучим те преимущества, которые может принести Украине сближение с ЕС.

В первую очередь необходимо упомянуть о возможностях для роста ВВП и национального благосостояния. Например, согласно данным Института экономических исследований и политических консультаций и Немецкой консультативной группы, выполнение Соглашения принесет 4,3% роста благосостояния в среднесрочной перспективе и 11,8% в долгосрочной [5]. Хотя, согласно недавним данным Европейской комиссии, эффект от выполнения Соглашения о зоне свободной торговли (DCFTA) может обеспечить в среднесрочной перспективе  — примерно 6% дополнительного ВВП [[1].

Наибольшую выгоду от реализации DCFTA получат такие отрасли: текстильное производство, сельское хозяйство и продовольственные товары, производство растительного масла и цветных металлов, а также IT индустрия.

Следующий важный вопрос — это внедрение стандартов ЕС в производство. Население Украины существенно выиграет от внедрения европейских стандартов производства, так как повысится качество товаров и услуг, и соответственно они станут более безопасными для здоровья.

Более того, опасения, что украинские компании пострадают от внедрения стандартов ЕС, явно преувеличены. Несмотря на то, что СА требует от украинских производителей принять определенные европейские стандарты, такие изменения будут проводиться поэтапно в течение длительного времени и выглядят вполне выполнимыми. Хотя множеству компаний придется немного модифицировать свои производственные процессы, в долгосрочной перспективе результаты принесут свои плоды: украинские компании получат более легкий доступ на рынок ЕС и станут более конкурентоспособными в глобальном масштабе, так как стандарты ЕС широко признаны во всем мире. В любом случае, модернизация промышленности – срочная необходимость для Украины: требование к внедрению международных производственных стандартов является неотъемлемой частью этого процесса модернизации. Сочетание целевой помощи, инвестиций и консультаций позволят им легче приспособиться к изменившимся условиям[1].

В том же время аргумент противников евроинтеграции, что внедрение стандартов ЕС украинскими компаниями помешает их торговли с Россией и другими постсоветскими странами, далек от реальности. ЕС является основным торговым партнером России. Это доказывает, что стандарты ЕС не мешают европейским компаниям экспортировать свою продукцию в Россию. На самом деле никаких препятствий в рамках соглашения DCFTA для украинских компаний в плане производства продукции с конкретной спецификой для рынков членов таможенного союза не существует.

Украинская экономика может также выиграть от оживления внешней торговли и экономического роста в странах ЕС. В настоящее время ЕС проводит переговоры с США о заключении Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП), целью которого является сокращение торговых барьеров, снятие таможенных пошлин, ликвидация бюрократического дублирования функций, организация более эффективной защиты для взаимных инвестиций и облегчение доступа на рынок государственных закупок.

Европейская комиссия считает, что реализация этого соглашения даст рост экономики в 119 миллиардов евро в год [2]. В результате активизации торгового сотрудничества между Европой и США вырастет их спрос на сырье и другие производственные ресурсы, часть из которых может поставлять Украина. Таким образом, в рамках СА с Украиной, для европейских компаний будет выгодно увеличить заказы у украинских партнеров. Последние также получат свою выгоду от увеличения сбыта, что повысит общее социальное благополучие в плане дополнительных рабочих мест и налогового дохода для государства.

ЕС рассматривает малые и средние предприятия (МСП) в качестве важной составной части экономического развития. Поэтому она предоставляет множество программ поддержки МСП как внутри ЕС, так и за его пределами. Запуск грантовой программы поддержки МСП Грузии, Республики Молдовы и Украины в рамках DCFTA поможет им освоить новые торговые возможности и повысить стандарты качества в соответствии с лучшими практиками ЕС. Программа поддержки DCFTA выделяет 200 миллионов евро грантов ЕС для МСП, которые повлекут за собой новые инвестиции на сумму более 2 млрд евро для МСП в трех странах, а основными каналами финансирования станут кредиты от Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и Европейского инвестиционного банка (ЕИБ) [3].

Украина получит некоторые преимущества и в сфере энергетики, если сумеет ее реформировать и сделает ее деятельность прозрачной. Украина должна уделять особое внимание интеграции в европейские энергетические системы в целях диверсификации своей базы снабжения и таким образом улучшить свою энергетическую безопасность. Украина имеет большой потенциал как центр хранения газа в Европе и в конечном итоге может стать одним из газотранспортных узлов, в которых нуждается Европа для реструктуризации своего газового рынка [4].

Всех вышеприведенные возможности могут и не реализоваться, если Украина не будет придерживаться своих обязательств и таким образом не будет соответствовать критериям для дальнейших шагов на пути евроинтеграции.

Внутренними препятствиями для украинской конвергенции с ЕС являются отсутствие политической воли и воли заинтересованных лиц для внедрения изменений, огромная бюрократия, недостаточный опыт в разработке реформ, отсутствие хорошо осведомленного и обученного персонала для проведения реформ и внедрения положений СА, недостаточный обмен информацией между учреждениями внутри страны и с иностранными партнерами

В целом, соглашение DCFTA способно стимулировать более широкий прогресс в экономике. Однако, наличие номинального доступа к рынку ЕС не является достаточным для улучшения деловой конкурентоспособности. Чтобы получить реальные выгоды от соглашения DCFTA и сильную поддержку от бизнеса и политических лидеров стран-партнеров Восточной Европы, необходимо располагать дополнительными инструментами, поддерживающими трансформацию бизнеса и адаптацию к более высоким стандартам [3].

Используемые ресурсы

[1] Fact Sheet. Frequently asked questions about Ukraine, the EU’s Eastern Partnership and the EU-Ukraine Association Agreement. Brussels, 24 April 2015 150424/04.
[2] The Transatlantic Trade and Investment Partnership (TTIP). TTIP Explained. European Commission. 19th March 2015.
[3] 3rd Eastern Partnership Business Forum. Cooperation Across Boders: Eastern Partnership and Beyond. Riga, 21 May 2015.
[4] Benyon Richard. The State of the Ukrainian Economy and Prospects for its Future Development. Economics and Security Committee of NATO Parliamentary Assembly. 3rd March 2015. 058 ESCTD 15E.
[5] Movchan Veronika, Guicci Ricardo. Quantitative Assessment of Ukraine’s Regional Integration Options: DCFTA with European Union vs. Customs Union with Russia, Belarus and Kazakhstan. Institute for Economic Research and Policy Consulting. German Advisory Group. Berlin/Kyiv, November 2011


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.