Как Дела в Украинской Науке

Как у нас с наукой? Мы попробуем разобраться, совсем ли плохи дела, где корень зла и что нужно делать

Авторы:

 

Обычно любые сравнения Украины с развитым миром совсем не в нашу пользу: у нас «все всегда плохо»: ВВП маленький, коррупция везде цветет пышным цветом от сантехника до премьер-министра, уровень жизни борется с плинтусом за дно. А как у нас с наукой? Мы попробуем разобраться, совсем ли плохи дела, где корень зла и что нужно делать.

«Карпаты» опять проиграли в футбол» — Браты Гадюкины

Результатом работы ученых и научных исследований является знание, know-how, технологии — все то, что трудно оценить и подсчитать. Как определить, качественная научная работа или нет? Есть разные критерии оценки качества научных достижений. Во-первых, о лучших ученых мы узнаем раз в год при вручении Нобелевских премий. Кстати, в Украине формально нет лауреатов этой премии — еще не успели. Для сравнения, шесть лауреатов Нобелевской премии имеет Ирландия, в то время как соседние Польша и Венгрия имеют 12 и 9 лауреатов соответственно.

Мы благодарны нашим читателям, которые удачно подметили, что невозможно делать однозначных выводов о НАНУ, основываясь только на видстоках опубликованных статей. Мы согласны с этими замечаниями и извиняемся за то, что не были более придирчивыми. Данная версия статьи — отредактированная версия начальной публикации.

Во-вторых, плоды научной деятельности оценивают, анализируя количество опубликованных работ — статей, монографий, книг или патентов. Конечно, это касается главным образом некоммерческих и фундаментальных исследований, то есть тех, на которые тратятся деньги налогоплательщиков. Более того, количество далеко не всегда является адекватным индикатором научного успеха. Например, можно напечатать десятки статей в год в журнале N-го университета, и их никто даже не прочитает.

В современном глобализированном мире науку в Украине можно рассматривать только в контексте общемировых тенденций и достижений. В этом анализе мы воспользовались Scopus, крупнейшей в мире базой данных научных публикаций. Она насчитывает более 21 000 научных журналов со всего мира, и в том числе 60 чисто украинских изданий. Чтобы попасть в эту базу, журналы должны отвечать минимальным критериям качества, в частности быть рецензируемыми, иметь как минимум англоязычные заголовки и резюме. Научные статьи и труды печатаются исключительно в рецензируемых журналах, чтобы избежать шарлатанства и публикации псевдонаучных результатов.

Общие тренды и количественные показатели

На первый взгляд, количество опубликованных статей в различных научных журналах постоянно росло за последние два десятилетия от 6 000 до почти 10 000 в год. В целом, среди публикаций доминируют естественные и точные науки: «физика и астрономия», «инженерные науки» и «материаловедение» в сумме дают более половины украинских научных публикаций (рис. 1). Кстати, 40% (11 658 из 28 353) всех публикаций за 2012-2014-е годы, по данным Scopus, имели по крайней мере одного автора с Национальной Академии Наук Украины.

Рисунок 1

rys-ua-1

Такая ситуация заметно отличается от общемировых трендов, где больше внимания уделяется медицине и биологии, а также социальным наукам. Нужно также помнить, что исследования в области медицины имеют прямую связь с качеством медицинского обеспечения, ведь чем больше медицинских исследований в университетах — тем больше квалифицированных преподавателей, а значит — и врачей.

Различные кластеры стран имеют разные доминирующие направления научных исследований. Естественным сравнением для нас, конечно, есть Европейский Союз (рис. 2). В нем все показатели очень похожи на общемировые, где основные тенденции задают развитые государства «западного мира».

Рисунок 2

rys-ru-2

Однако наука и техника развивались не только в Украине: за последние двадцать лет доля украинских статей упала с 0,5% до почти 0,3%. При этом официальный ВВП Украины составляет чуть меньше 0,2% от общемирового. Ситуация в последние годы начала исправляться в связи с увеличением финансирования, по крайней мере номинального (с лагом в несколько лет, см. рис. 3). Дно финансирования украинской науки было пройдено в 2000 году, начиная с 2001, финансирование именно научной деятельности постоянно увеличивалось. В то же время «дно» количества научных публикаций пришлось на 2009-2010 годы. Такая задержка типична для научных исследований — они обычно длятся как минимум несколько лет.

Рисунок 3. Объем выполненных научных и научно-технических работ (млн. USD)

Данные Госкомстата с учетом официального курса гривны от НБУ. Сумма затрат на фундаментальные исследования, прикладные исследования, научно-технические разработки и услуги

Данные Госкомстата с учетом официального курса гривны от НБУ. Сумма затрат на фундаментальные исследования, прикладные исследования, научно-технические разработки и услуги

Важно отметить, что ВВП в это время рос быстрее — финансирование науки упало с 1,36% в 1996г. до 0,81% в 2013. В ЕС эта цифра составляет в среднем 1,92% ВВП (даже в Польше — 0,87%, а в России — 1,12%).

Здесь же кроется ответ на вопрос, как теневая экономика вредит нам в долгосрочной перспективе. Половина украинской экономики находится в тени, что означает вдвое меньше налоговых поступлений и, соответственно, бюджетных расходов, от которых в значительной степени зависит финансирование науки в Украине и в мире в целом. Меньше уплаченных налогов сегодня, больше оппортунистических сегодняшних расходов — меньше потенциальных инвестиций в будущее (ведь расходы на науку является именно долгосрочными инвестициями) — как результат, еще большее отставание в области науки за 20-30 лет.

Международное сотрудничество

С 2015 года Украина является полноценным партнером недавно запущенной общеевропейской программы Horizon 2020, следовательно, есть шанс интегрировать украинскую науку в мировую с помощью международного сотрудничества.

Изоляция СССР от мира оказала заметное влияние на нашу науку еще до середины 2000-х годов, когда показатели международного сотрудничества вышли на стабильные значения, близкие к тем, что наблюдаются в США и ЕС. Так, в 2014 году украинские ученые опубликовали 38% статей в соавторстве с учеными из других стран, а в 1996 — только 20%. Самым научным партнером Украины все еще является Россия, с небольшим отрывом от Германии, США и Польши. Для сравнения, суммарная статистика по основным кластерам стран за 2012-2014 годы (рис. 4).

Рисунок 4

ris-ru-4

В то же время в Украине существует огромная дифференциация уровня сотрудничества по отраслям науки, которая влияет на качество опубликованных статей. Хуже всего ситуация в отраслях «экономика, эконометрика и финансы» и «социальные науки», где доли сотрудничества составляют лишь 4,7% и 15% соответственно.

Производительность научной работы

Несмотря на то, что общие количественные показатели украинской науки выглядят довольно-таки неплохо, качественные показатели показывают глубину проблемы. Самое простое сравнение — общая экономическая состоятельность страны и ее научные достижения, измеренные в количестве опубликованных работ и результатов. На первый взгляд, Украина в тренде: мало денег — мало результатов. Однако вещи выглядят гораздо хуже, если посмотреть на индивидуальную производительность труда, а именно — среднее количество опубликованных статей в признанных международных журналах одного ученого (здесь учтены и те 60 журналов, издаваемых в Украине) — рис. 5.

Рисунок 5

Данные Госстата, OECD, Elsevier B.V.

Данные Госстата, OECD, Elsevier B.V.

Эффективность индивидуальной работы в Украине примерно в 10 (десять!) раз ниже, чем в среднем в развитых странах. Отсюда очевидны последствия уменьшения финансирования науки. Украине нужно или в 10 раз поднять расходы, или уволить 9 из 10 научных работников, чтобы высвободить необходимые ресурсы для тех, кто останется, чтобы у них была возможность работать на мировом уровне. В частности, в таких условиях заработная плата ученого может составлять в эквиваленте не менее 1000 USD, что сделает ее конкурентной даже на международном рынке. 9 из 10 — цифра, которая также коррелирует с избытком ВУЗов. По данным Госстата в Украине насчитывается около 800 ВУЗов разных форм собственности и уровней аккредитации.

Проблема низкой эффективности труда в Украине обсуждалась и раньше, но для ученых она стоит особенно остро. И «закон среднего» Джима Рона (Jim Rohn, the law of average), «мы является тем средним от пяти человек, с кем проводим больше всего времени» становится как никогда актуальным: «если никто вокруг не работает, то и я не буду».

Неделя Человеческого Капитала

Рабочая Сила в Украине: Отличное Образование, но Малая Производительность, или Почему Необходимы Комплексные Реформы (Том Купе, Киевская школа экономики, член Редколлегии VoxUkraine)

80 Лет Стахановскому Движению: Праздник для Украины? (Александр Жолудь, Международный центр перспективных исследований (МЦПД), член Редколлегии VoxUkraine)

Ольга Купец: Качество Украинской Рабочей Силы Является Довольно Низким (Ольга Купец, доцент кафедры экономической теории, НаУКМА)

Мария Алексинская: Низкая Производительность Труда в Украине: Кто на Самом Деле Виноват (Мария Алексинская, экономист, Международная организация труда)

Между Текстом и Контекстом Публикации «Как Дела в Украинской Науке» (Светлана Благодетелева-Вовк, к.э.н, доцент, руководитель проекта «Антикоррупционные инициативы Киева»)

Вместе с тем эффективность частных инвестиций в разработки, которую можно оценить, исходя из затрат и количества полученных патентов (здесь учитываются только патенты, полученные не в Госпатенте Украины, который не предоставляет необходимой мировой защиты и заполнен фейковыми патентами-дубликатами, а Минэкономразвитие только начинает работать над необходимой реформой в сфере интеллектуальной собственности), находится на хорошем уровне, сопоставимом, например, с США, хотя там в патенты инвестируют и университеты. По данным Espacenet за 2012-2014-е годы включительно было зарегистрировано более 32 000 украинских патентов, за тот же период было зарегистрировано около 370 000 американских патентов. Сравнительный уровень частных инвестиций в исследования, опубликованный Всемирным Экономическим Форумом (World Economic Forum) в рамках Глобального индекса конкурентоспособности (Global Competitiveness Index), для Украины вычислен как 3,1, в то время как для США он составляет 5,5. Соотношение патентов за год на миллион населения к индексу частных инвестиций практически совпадают в Украине и США, что еще раз подтверждает, что в Украине есть все возможности для успешного развития.

Качество научных результатов

Одной из общепризнанных методик оценки качества научных результатов, то есть их влияния, новизны и важности для науки является так называемый impact-factor. Этот метод основан на том, что чем качественнее статья или результаты, тем чаще ее будут цитировать другие. Следовательно, тем больше будет ссылок на статью, тем она будет влиятельней (impact).

Для того чтобы можно было сравнивать разные области наук, используют взвешенный импакт-фактор — в среднем для всех мировых публикаций вместе взятых он всегда равен 1. На рис. 6 приведен взвешенный импакт-фактор в разрезе лет для Украины и нескольких характерных кластеров стран.

Рисунок 6

Данные Elsevier B.V.

Данные Elsevier B.V.

И Украина, и в целом страны СНГ, где по объему доминирует РФ, пасут задних. Важно также то, сколько публикаций попадает в наиболее авторитетные журналы. В Украине только 12,3% статей выходят в журналах, которые относятся к топ-10% лучших в своих дисциплинах, тогда как в ЕС этот показатель составляет 30%, а в США — почти 40%.

Учитывая низкую эффективность работы и малое государственное финансирование, довольно ожидаемо выглядит то, что чем больше степень международного сотрудничества, тем больше шансов получить лучшие результаты и признание. Ведь только конкурентные проекты могут заинтересовать сторонних партнеров и получить финансовую поддержку за пределами Украины. В среднем, все статьи, опубликованные в сотрудничестве с зарубежными партнерами, имеют импакт выше 1 (то есть среднемирового — рис. 7).

Рисунок 7

Данные Elsevier B.V.

Данные Elsevier B.V.

Такая связь довольно-таки однозначно прослеживается по всем отраслям наук. Чем больше уровень международного сотрудничества, тем в среднем выше качество опубликованных работ (рис. 8).

Рисунок 8. Связь импакт-фактора и уровня международного сотрудничества по отраслям

Данные Elsevier B.V.

Данные Elsevier B.V.

Что делать?

Самое главное — нужно кардинально повысить эффективность труда ученых. Это не новая проблема, но это главная преграда на пути украинской науки. В частности, мы предлагаем:

Во-первых, повысить конкуренцию между университетами и научными учреждениями путем:

  • Финансовой независимости университетов
  • Четкого разделения государственного финансирования расходов на обучение и расходов на научно-исследовательские работы (через общегосударственные гранты)
  • Введение прозрачных индикаторов качества результатов работы за три-пятилетние периоды, будут базироваться на устоявшихся международных показателях, например Scopus

Во-вторых, кардинально сокращать количество научных учреждений и ВУЗов и провести давно перезрелую реформу Академии наук — Украина не в состоянии поддерживать такую чрезмерно раздутую структуру.

В-третьих, продолжать курс на интеграцию с европейским научным пространством и включаться в решение самых больших вызовов современности — это путь к успеху в будущем.

Комментарий от авторов

Учитывая оживленную дискуссию вокруг нашей статьи, мы считаем необходимым поделиться некоторыми нашими соображениями и расчетами, которые мы использовали.

Итак, для расчета количества статей на одного ученого мы, как уже отмечалось, использовали базу данных Scopus. За 2013 год в этой базе данных насчитывается 9.835 статей, где, по крайней мере, один автор аффилирован с Украиной (ссылка). Для расчета количества ученых в Украине мы использовали данные Государственной службы статистики Украины (http://www.ukrstat.gov.ua/ ). Согласно этим данным в Украине в 2013 году было 90.113 кандидатов наук, 16.450 докторов наук и 77.853 ученых (для сравнения, в 1995 году эти цифры были 57.610, 9.759 и 179.799 соответственно), ведь не все научные сотрудники имеют научную степень. Суммарно это дает 184.416 (и подобную пропорцию к количеству населения, как и в РФ, где насчитывается 441 тыс. научных работников) на 1.143 научно-исследовательские организации. Таким образом, мы получаем 0,05 статей на одного ученого. Альтернативным прочтением этой статистики, конечно, может быть 9.835 / 77.853 = 0,12, тоже подобный показатель с показателем в РФ. Это в любом случае означает, что эффективность как минимум в пять раз ниже, чем хотелось бы. Более того, за период с 2012 по 2014 годы включительно только 29.477 авторов из Украины напечатали 28.353 статьи, что в среднем лучше: 0,3, но тоже не дотягивает до желаемого уровня 0,5 или выше. В то же время, это означает, что минимум 60% (или 85%, зависит от прочтения статистики) ученых в Украине не проявляют достаточной активности и забирают необходимые ресурсы у тех, кто действительно работает.

Мы оставляем на усмотрение читателя решать, какой подход правильный, впрочем, любая из этих цифр указывают на необходимость кардинальных изменений, ведь отставание идет в разы, а не на проценты.

VoxUkraine — уникальный контент, который стоит прочесть. Подписывайтесь на нашу e-mail рассылку, читайте нас в Facebook и Twitter, смотрите актуальные видео на YouTube.

Мы верим, что у слов есть сила, а идеи имеют определяющее влияние. VoxUkraine объединяет лучших экономистов и помогает им донести идеи до десятков тысяч соотечественников. Контент VoxUkraine бесплатный (и всегда будет бесплатным), мы не продаем рекламу, не занимаемся лоббизмом. Чтобы проводить больше исследований, создавать новые влиятельные проекты и публиковать много качественных статей нам нужны умные люди и деньги. Люди есть! Поддержать VoxUkraine. Вместе мы сделаем больше.


Внимание

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны