Почему Украине надо изучить, за что дали Нобеля-2014 по экономике

Ограничимся описанием базовой модели регуляции, выстроенной ранее Тиролем и его другом и коллегой Жан-Жаком Лафонтом

Українські Новини

Автор:

Премия Sveriges Riksbank памяти Альфреда Нобеля по экономике в этом году присуждена французскому экономисту Жану Тиролю за «анализ власти рынка и регуляции». В чем состоит научный вклад Тироля?

Поверьте, колонка — слишком узкий жанр, чтобы детально расписать хотя бы один процент титанической работы, проделанной Жаном Тиролем. Поэтому ограничимся описанием базовой модели регуляции, выстроенной ранее Тиролем и его другом и коллегой Жан-Жаком Лафонтом (умер в 2004 году. — Ред.).

Давайте рассмотрим типичный украинский случай.

Представьте компанию, владеющую инфраструктурой и мощностями для производства электроэнергии в каком-либо регионе страны. Эта компания — монополист: у нее нет конкурентов, она может использовать уникальную позицию на рынке, чтобы поднять цены и увеличить свои доходы. Высокие, неконкурентные цены влекут за собой экономический ущерб, с рынка уходят потребители, которые не в состоянии платить так много. Стандартным решением этой проблемы неэффективности для государства является контроль над такими компаниями.

Общество с энтузиазмом приняло такие регуляторные перемены, увидев в них победу правительства над олигархами, использующими монопольное положение для получения сверхприбылей. Среди профессиональных экономистов был и другой взгляд.

На практике регуляторная деятельность принимает множество форм, в том числе ценового контроля, когда цена на продукцию должна быть ниже определенного уровня, например, 100 условных единиц. Или контроля за доходностью, когда рентабельность бизнеса должна быть ниже определенной отметки, например, 10%. Еще один вариант — налоговый контроль с помощью лицензий, налога с оборота и других подобных инструментов.

Примером такой регуляции может служить увеличение рентных платежей для нефтегазодобытчиков летом этого года, пролоббированное премьер-министром. Общество с энтузиазмом приняло такие регуляторные перемены, увидев в них победу правительства над олигархами, использующими монопольное положение для получения сверхприбылей. Среди профессиональных экономистов был и другой взгляд. Например, VoxUkraine было опубликовано мнение, что эта мера контрпродуктивна, так как повышенным налогом облагались отрасли, являющиеся двигателями экономического роста Украины в течение последних лет. Кроме того, такой шаг правительства идет вразрез с целью стать энергонезависимее.

На самом деле невозможно решить, кто прав: премьер-министр или экономисты. С одной стороны — повышение налогов контрпродуктивно, поскольку сдерживает инновации и инвестиции, с другой — вполне возможно, что это была обоснованная мера, поскольку компании получали сверхприбыли. Ответ на этот вопрос знают собственники компаний, владеющие всей информацией, в том числе и о не вошедших в официальные отчеты затратах и доходах (взятки, оптимизированные налоги, выведенная в офшоры прибыль, трансфертное ценообразование и т.д). А государство обладает лишь частичной информацией и поэтому не может правильно ответить на этот вопрос.

Тироль и Лафонт эту непростую задачу решили, за что и получили престижную награду.

Тироль с Лафонтом применили математическую модель теории оптимальных механизмов к вопросу правильной регуляции компании-монополиста в условиях, когда эта компания владеет всей информацией о своих доходах и затратах, включая инвестиции в инфраструктуру и модернизацию. Их работа заложила основу целой сферы экономической науки, изучающей производственную организацию и регуляцию.

Разрабатывая эту модель, исследователи сфокусировались на вопросе оптимальной регуляции, предоставляющей монополисту возможность инвестировать в производственные технологии, которые, возможно, устарели (это критичная проблема для многих украинских компаний). Они заключили, что компания владеет тайной информацией о собственной эффективности. Исследователи показали, что наиболее эффективный путь для правительства — предложить компании несколько регуляторных схем, позволив самой выбирать предпочтительную. Например, самые эффективные компании выберут субсидии на инновации вне зависимости от объема выпускаемой продукции, доходов и затрат, отраженных в отчетности. Менее эффективные компании предпочтут меньше финансовой помощи на инновации, но им будут компенсировать часть затрат в зависимости от объемов производства. Кроме того, некоторые компании будут получать фиксированные инвестиционные субсидии, другие же — на каждую единицу продукции.

Их работа заложила основу целой сферы экономической науки, изучающей производственную организацию и регуляцию.
В целом нужно сказать, что оптимальная регуляция — это непросто: она требует разных подходов для разных рынков и разных компаний. (До работы Тироля антимонопольные меры были одинаковыми для большинства рынков.) Регуляторная модель должна учитывать стремление компаний к инновациям, инвестированию в новые технологии, что жизненно важно для Украины, а также асимметричный доступ к информации и недостаток понимания специфики рынка у правительства и регуляторов. Это другая важная проблема Украины. Регуляция не означает требования работать с низкой рентабельностью или облагать высокими налогами успешные компании. Цель регуляции — повысить экономическую эффективность, разрешить проблемы, порожденные недостатком конкуренции.

Хотя, конечно, лучшим решением этого вопроса является поддержка конкуренции везде, где только возможно — решение, которое в Украине применимо ко многим сферам.


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.