Сценарий «Чудо», Международная Помощь, Отложенные Реформы и «Строгая Любовь»

Гари Роше убежден, что слишком либеральная, хотя и благонамеренная, международная помощь является частью проблемы

Автор:

Институции оказания международной помощи и международные финансовые институции работают в Украине со времен «перестройки». Последствия этой поддержки являются измеряемыми и значимыми. Однако медленные или неполные реформы правовой системы и государственного регулирования существенно снижают эффективность иностранной помощи. Нынешняя зависимость Украины от иностранной поддержки предопределяет моральную ответственность задействованных стран и программ за то, что реформы состоятся вовремя.

В середине 1990-х я прочитал книгу «Россия 2010 и что это значит для мира», написанную в 1993 году лауреатом Пулитцеровской премии Даниелем Ергиным, которая описывала возможные сценарии развития России после краха Советского союза.  В то время я работал на одном из первых проектов Мирового банка в России. Лишь сценарий «чудо», описанный в книге, соответствовал моей мотивации работать в области развития на постсоветском пространстве.  Двадцать лет спустя я нахожусь в Украине после Майдана, все еще ожидая «чуда».

Я не являюсь макроэкономистом и не понимаю пассивности украинцев перед лицом неприкрытой и постоянно обсуждаемой коррупции. На мой взгляд иностранца, социальные и экономические последствия коррупции являются очевидными во всех областях жизни в Украине, от школ до дорог, малых и средних предприятий, уровня зарплаты и многого другого.

Проработав в области международной помощи сельскохозяйственному сектору на протяжении большей части послеперестроечного периода, я вижу, что цену коррупции, неоконченной правовой реструктуризации и оккупации правительственных и парламентских должностей украинцами, которые согласно общему мнению, заинтересованы лишь в удовлетворении собственных потребностей, невозможно передать в денежном выражении. Было бы более уместно оценить потери, связанные с коррупцией, посредством оценки ее влияния на людей, развращения общества в результате принятия коррупции, потери морального развития детей и молодежи, не верящих в возможность честной жизни, и так далее.

Сценарий «чудо» Ергина и Густафсона все еще является возможным. Он основывается на том факте, что постсоветский мир населен талантливыми, мотивированными, творческими людьми, которые после создания благоприятной правовой и этичной среды спонтанно будут создавать конкурентоспособные предприятия, платить налоги и решать многочисленные проблемы, которые в настоящее время угрожают украинскому государству. Мой личный менеджерский опыт в Украине показал, что сценарий «чудо» действительно возможен.

Большинство украинцев, c которыми я знаком, хочет реформ, но они не решаются поверить в то, что реформы могут стать реальностью. Возможно, это является следствием прошлых разочарований, прошлого опыта. Накопление незначительным меньшинством огромного богатства сомнительными способами после краха коммунизма не является типичным для украинской культуры.  Слава Богу, большая часть украинцев отбрасывает такие устремления. Оранжевая революция 2004 года и Революция достоинства 2013-2014 годов создали возможность победить то, что я называю унаследованным из советских времен оцепенением, и работать на реформы, которые наконец сделают возможным сценарий «чудо».

Я утверждаю, что все программы международной помощи Украине морально и объективно на стороне тех, кто пытается реформировать правовой и этический фундамент украинского общества. Мы не сможем ничего достигнуть без полного участия украинцев, желающих изменений. Эти революции являются украинскими, и доброжелательно настроенные иностранцы могут поддержать их морально и материально, но не могут их возглавить или удерживать на плаву.  К сожалению, деньги программ международной помощи часто тратятся впустую. Я не говорю здесь о тех деньгах, которые распределяются или находятся под контролем так называемых «искателей ренты», которых все международные агентства пытаются обходить десятой дорогой. «Поиск ренты» является вежливым определением аморального поведения коррумпированных бюрократов, которые требуют и получают взятки или «ренту» за использование своей законной, но дискреционной власти, для обеспечения легальных или нелегальных доходов себе или своим партнерам. Я говорю о проектах, которые приходят и уходят, передают лучшие знания и опыт — как украинский, так и международный, но их рекомендации и даже готовые законопроекты так и остаются в “долгом ящике” у бюрократа, уже “пересевшего” на новые схемы. Очевидно, что это не слишком эффективное использование донорских средств, как бы доноры не пытались продемонстрировать влияние и результаты инвестиций. Если бы результатом такой помощи действительно становилось проведение реформ, тогда эффективность программ международной помощи выросла бы во много раз и «чудо» могло бы случиться.

Я приведу несколько примеров, чтобы подчеркнуть то, что я хочу сказать. Со времен перестройки движение кредитной кооперации поддерживалось местными инициативами в Украине и донорской организацией, возглавляемой канадцами и канадской диаспорой. Другие доноры также верили в ценность кредитной кооперации и в ожидаемые выгоды особенно для сельских местностей.  Сегодня, почти 25 лет после начальных усилий, кредитная кооперация характеризуется законодательными недостатками и ограничениями, что снижает возможности роста кредитных союзов и предоставления ими необходимых услуг. Предложения относительно устранения этих ограничений были готовы уже более чем 10 лет назад. Я лично был задействован в подготовке экспертных отчетов, решениях правительства, бесконечных заседаниях министерств, разработке законодательства и лоббировании в Верховной Раде. Результатом моих усилий, командной работы, миллионов долларов инвестированных средств стала, к сожалению, лишь малая доля того, чего можно было достичь, если бы реформы осуществились. Теперь я боюсь, что реформы кредитной кооперации слишком запоздали, и это, возможно, приведет к медленной смерти движения.

Статья, опубликованная на VoxUkraine, утверждает: «Медленные реформы означают отсутствие реформ». Пока что реформа кредитной кооперации является этому примером.

Приведу также другой пример из области, в которой я лично работал, страхования сельского хозяйства. Страхование сельского хозяйства не более чем качественные статистические данные, честные контракты, порядочные страховые компании и эффективное регулирование. Опять же, донорская поддержка сельского хозяйственного страхования, в т. ч. Мировым банком и Европейским союзом, осуществляется уже более 15 лет.  Общеизвестно, что проблема связана с отсутствием законодательной реформы сектора страхования в целом. Хотя мы наблюдаем реформирование банковского сектора, реформа страхования отстает. Украине немедленно необходимо принятие нового закона о страховании, который бы был приближен к международным нормам, например, европейскому законодательству. Лишь с таким законом потребители будут защищены, а в отрасли страхования может состояться «чудо». Новый закон о страховании разрабатывался с 2007 года. И уже по крайней мере четыре года ждет принятия взвешенный законопроект, полностью отвечающий европейскому законодательству.

Что касается сельскохозяйственного страхования, оказалось невозможным внедрить систему отчетности и сбора статистических данных, необходимую для регулирования страхования. Хотя государственно-частное партнерство является мировой нормой в страховании сельского хозяйства, правовая, регуляторная и статистическая системы, которые были бы этическими и свободными от коррупции, в Украине все еще отсутствуют. На протяжении 10 лет программы, поддерживаемые донорами, предоставляли наилучшие аналитические материалы и законопроекты, даже информационные системы управления для регулятора и министерства, но к сожалению, мы до сих пор ждем изменений. Я утверждал (и все еще верю), что Украина имеет интеллектуальный и технологический потенциал для того, чтобы создать лучшую программу сельскохозяйственного страхования в Европе и, чтобы стать первой страной в Европе, которая введет страхование доходов в сельском хозяйстве (наиболее распространенный тип страхования в США). Но мы ждем реформ. А необходимые реформы никак не осуществляются.

Дела у сельскохозяйственного экспорта из Украины идут хорошо, но в его развитии есть пробелы. Сельскохозяйственное страхование связано с сельскохозяйственным кредитованием это составляющая управления рисками в сельском хозяйстве. Погода всегда является важным фактором. Как фермеры, так и банки должны быть готовыми к негативным погодным условиям. Так называемые малые и средние производители в Украине не имеют доступа к кредитам. Частью проблемы является отсутствие залога, и прямое негативное влияние на банковское кредитование оказывает мораторий на использование земли в качестве залога. Другой частью проблемы является страхование. Они тесно связаны между собой. Ни один из конкурентов Украины на мировом рынке не лишен поддержки со стороны качественной системы сельскохозяйственного страхования.  Развитие села в Украине не будет полным без хорошо развитого сектора малых и средних производителей.

Единственными причинами того, что эти проблемы не разрешаются, являются заинтересованные группы и коррупция. Я надеюсь, что сообщество стран и организаций-доноров прекратит принимать оправдания нехватки реформ и медленного темпа изменений. Мой опыт, равно как и опыт других, подтверждает главную мысль в статье на VoxUkraine о том, что в Украине «медленные изменения» равноценны «отсутствию изменений». Заинтересованные группы и коррумпированные лидеры используют бесконечные дискуссии и сознательно все запутывают с целью блокирования реформ.

Я также считаю, что слишком либеральная, хотя и благонамеренная, международная помощь является частью проблемы. Почему для обозначения лиц, злоупотребляющих своей должностью с целью использования средств и услуг для удовлетворения своих интересов, употребляется термин «искатель ренты»? Не лучше ли было бы  назвать их препятствиями на пути создания новой культуры управления в Украине, в которой вместо «искателей ренты» существовали бы хорошо оплачиваемые и этичные госслужащие, действительно служившие бы интересам Украины, а не своим собственным. Сегодня в Украине существует настоящая возможность изменений из-за кризиса, и международная помощь играет в этих изменениях важную роль. Мы являемся свидетелями беспрецедентных заявлений Американского посольства и Европейского Союза относительно реформ, которые осуществляются очень медленно.

Сообщество доноров и сотрудников в области международной помощи не должно быть составляющей проблемы. Компромиссов относительно принципов и расписаний реформ быть не может. Большинство сотрудников и агентств международной помощи осознают то, что изменения являются тяжелыми и требуют времени. Мы знаем, что проектные циклы являются слишком короткими и что коррупция прячется в темноте за закрытыми дверями.  Однако, если есть задержки, должны быть и последствия. И если нет результатов, поддержка должна быть прекращена. Вот что называется «строгой любовью». Я верю, что налогоплательщики в странах, оказывающих помощь Украине, а также трудолюбивые и честные украинцы согласятся со мной.

Этот материал является ответом на статью Тома Купе, Ольги Купец и Максима Сича «Почему Украине Нужны Быстрые и Более чем Революционные Реформы»


Внимание

Автор не является сотрудником, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирования ни от одной компании или организации, которая имела бы пользу от этой статьи, а также никак с ними не связан.