Beta

В плену стереотипов: забирают ли абитуриенты из Крыма и ОРДЛО места у талантливых украинцев?

Photo: depositphotos / ArturVerkhovetskiy
26 января 2021
FacebookTwitterTelegram

В 2021 году в университеты будут поступать дети, которым было 10 лет, когда Россия оккупировала Крым, часть Донецкой и Луганской областей. Это граждане Украины, которые фактически оказались в плену на оккупированной территории, поскольку в силу своего возраста не могли выехать оттуда без родителей. Представители власти не раз говорили, что возвращение детей с ВОТ — это часть нашей государственной политики. Но действительно ли в Украине ждут этих детей? В то время как многие на публичных площадках обсуждают риски от вступления детей с ВОТ, акцентируя на низком уровне их образования, наш анализ показывает, что это миф. 

С момента оккупации появляется все больше барьеров на пути подготовки и поступления детей с временно оккупированных территорий (ВОТ) на обучение в украинские университеты. Ведь в школах они учатся на русском языке, изучают историю России, так называемых «ДНР» и «ЛНР» вместо истории Украины. Чтобы получить украинский аттестат, необходимый для поступления на общих основаниях, дети должны дистанционно или экстерном закончить украинскую школу, а также пересечь линию разграничения, чтобы сдать внешнее независимое оценивание (ВНО). В 2020 году это было особенно сложно из-за ограничений, введенных в связи с эпидемией COVID-19. Оккупационная власть препятствует детям, которые хотят учиться в украинских вузах: усложняет выезд с ВОТ, создает психологическое давление на детей и преследует их семьи.

Однако это украинские граждане, и их право на украинское образование, в том числе высшее, закреплено в ст. 53 Конституции

По данным Единой государственной системы в сфере образования (ЕГЭБО), в 2020 году в украинские высшие учебные заведения поступили более 214 тысяч студентов. Среди них лишь около 3 тысяч выходцы из оккупированных частей Донецкой и Луганской областей и Крыма. Это чуть меньше, чем 1,5% от всех поступающих и чуть больше 10% всех одиннадцатиклассников, которые в этом году закончили школу на оккупированных территориях. Льготным поступлением через образовательные центры воспользовались лишь две трети из них (График 1).

Квота для детей с ВОТ (так называемая квота-2) с 2020 года должна составлять 10-20% мест государственного заказа во всех университетах Украины и позволяет поступать по упрощенной процедуре (быстрое получение школьного аттестата на основе двух экзаменов (украинский язык и история Украины) и экзамена в университете вместо ВНО). Также по желанию абитуриент может воспользоваться аттестатом, полученным в украинской школе и баллами ВНО. 

Хотя правила должны распространяться на все университеты, фактически по упрощенной процедуре можно поступить только в университеты, которые уже создали у себя образовательные центры “Крым-Украина”, “Донбасс-Украина”. По состоянию на январь 2021 года 195 заведений высшего и среднего специального (колледжи, техникумы, медучилища) образования создали образовательные центры — это около трети общего количества таких заведений.

График 1. Количество лиц, вступивших в украинские высшие учебные заведения через образовательные центры, 2016-2020 годы

Данные: Министерство образования и науки Украины

 

Причин того, что дети с временно оккупированных территорий (ВОТ) почти не поступают в украинские вузы много: это и враждебная пропаганда, навязывающая миф о том, что «в Украине убивают за русский язык», и недостаток информации об условиях поступления и льготах для детей с ВОТ, и высокая стоимость дороги с оккупированных территорий и проживания в украинских городах во время вступительной кампании, что создает ощутимый имущественный ценз.

На подконтрольных территориях дети с ВОТ часто сталкиваются с враждебным отношением. Наиболее распространенный стереотип — «приедут сепаратисты и отберут места у талантливых украинских детей». На самом деле такое утверждение безосновательно.

Уровень знаний детей из ВОТ не ниже, чем у остальных абитуриентов

Количественная часть нашего исследования базируется на данных, полученных из ЕГЭБО. В этой базе есть информация о 1284 студентах, поступивших по квоте-2. В то же время МОН информирует о 2026 детях, воспользовавшихся квотой. Мы считаем, что такие расхождения в данных связаны с несовершенной процедурой, согласно которой часть детей сначала зачисляют на обучение на контракт, а затем переводят на обучение за бюджетные средства в рамках квоты-2. В частности всю вторую волну абитуриентов с ВОТ (22 августа—23 октября) в этом году зачисляли на обучение именно по такой схеме. Ниже мы рассмотрели только студентов, поступавших по квоте-2 в первую волну, как это указано в данных ЕГЭБО. 

Приведенные ниже сравнения основаны на предположении, что процедуры проведения и оценки вступительных экзаменов проходят одинаково во всех университетах и ​​позволяют корректно оценить уровень знаний студента. К сожалению, проверить правильность этого предположения мы не можем.

Результаты нашего исследования показали, что вступительные баллы студентов, воспользовавшихся квотой для детей с ВОТ, существенно выше средних баллов других поступающих на контракт в украинские университеты и немного ниже средних баллов поступающих на бюджет (График 2). В то же время график 2 показывает, что у некоторых поступающих на бюджет с подконтрольной территории были более низкие баллы, чем у поступающих по квоте-2.

График 2. Средний балл поступления студентов в 2020 году

 

Под другими студентами имеются в виду студенты бюджетной и контрактной формы обучения, которые не подпадают под квоту-2. Источник: Единая государственная электронная база по вопросам образования по состоянию на 22/12/2020, расчеты авторов 

 

Около 60% детей, воспользовавшихся квотой, могли бы поступить на бюджет на выбранные ими специальности в выбранных университетах и ​​без квоты (График 3). Остальные 40% не прошли бы на свои специальности по общему конкурсу, однако имели бы шанс поступить в другие университеты или на другие специальности. 

График 3. Разница между конкурсным баллом студентов, поступивших по квоте-2, и минимальным проходным баллом на бюджет в их университетах по их специальностям

Источник: Единая государственная электронная база по вопросам образования по состоянию на 22/12/2020, расчеты авторов 

 

То есть большинство поступающих с ВОТ имели достаточно высокие баллы и могли бы поступить на бюджетные места в украинские университеты и без дополнительных льгот. 

Во время вступительной кампании большим преимуществом для детей с ВОТ было даже не наличие “квотных” бюджетных мест, а возможность воспользоваться упрощенной процедурой получения аттестата и сдачи вступительных экзаменов — ведь оккупационная власть блокировала выезд из оккупированных территорий накануне проведения ВНО. 

Поступление по упрощенной процедуре, когда все необходимые экзамены можно сдать за 1-5 дней, позволяет уменьшить количество пересечений линии разграничения и снизить риск преследований со стороны оккупационной власти. Также это сокращает время вступительной кампании и соответственно экономит средства на проживание во время поступления.

Дети с ВОТ очень мотивированные

Выбирая поступление в украинские учебные заведения, дети с ВОТ должны быть готовы преодолеть негативное отношение окружающих как на оккупированных, так и на подконтрольных территориях и риск преследования со стороны оккупационной власти, поэтому в вузы на подконтрольной территории поступают те, кто действительно к этому стремится.

«Меня очень удивило, что у людей разные взгляды на некоторые вещи, но они могут что-то делать вместе и у них нет внутренней цензуры в разговорах в политике. Меня это увлекло. Что здесь свободнее», — студент, 19 лет.

«Заявить о поступлении в Украине [в Крыму] приравнивается к уголовной статье», — студентка, 17 лет.

Источник: глубинные интервью со студентами с ВОТ, исследование «Через тернии к знаниям. Оценка имплементации государственной политики поддержки абитуриентов из Крыма и ОРДЛО во время поступления в университеты Украины» 

В отличие от большинства украинских детей, ученики школ Крыма и ОРДЛО должны приложить много усилий для самостоятельного изучения украинского языка, литературы, истории Украины. Даже если украинский язык преподавали в школе, основная часть обучения происходит на русском, поэтому изучать для ВНО терминологию по математике, физике, химии или географии приходится самостоятельно или с помощью репетиторов. 

Интервью с абитуриентами показали, что они ответственно относятся к поступлению в украинские университеты. Все наши респонденты пользовались услугами репетитора хотя бы по одному предмету. Большинство из них дополнительно к своей основной школе учились в украинской школе дистанционно и проходили онлайн-курсы по подготовке к ВНО. Во время интервью большинство опрошенных отметили, что они предпочли сдачу ВНО на украинском языке, ведь именно на нем готовились к экзаменам. Кроме того, они объяснили свою мотивацию изучать украинский будущими планами строить успешную карьеру в Украине.

«В 11 классе мне сказали, что надо закончить еще 9 класс в украинской школе, поэтому мне за год пришлось пройти 3 класса», — студентка, 17 лет.

Источник: глубинные интервью со студентами с ВОТ, исследование «Через тернии к знаниям. Оценка имплементации государственной политики поддержки абитуриентов из Крыма и ОРДЛО во время поступления в университеты Украины» 

Кроме репетитора, абитуриенты тратят значительные средства на проезд и проживание.

Поскольку официального перевозчика с оккупированных территорий в украинские города на подконтрольной территории не существует, абитуриентам приходится пользоваться услугами частных перевозчиков — а их цены обычно довольно высоки. Часто дети ездят на подконтрольную территорию с одним из родителей. Тогда расходы удваиваются. 

Поездку через линию разграничения сложно назвать приятной. Некоторые респонденты проводили на КПП по несколько часов или даже больше суток. Один из респондентов рассказывал, что попал на КПП под обстрел. Кроме физических неудобств дети сталкиваются с психологическим давлением: их могут убеждать не поступать в украинские вузы (мол, учебные заведения есть и на оккупированных территориях), могут обыскивать их вещи, просматривать фотографии и переписки на телефонах и компьютерах. Иногда доходит до абсурда — например, один из респондентов должен был объяснять на КПП, почему он одет в оранжевую кофту.

«Если говоришь, что едешь на учебу, то вопросов много. Говорят, что у нас большая страна, что вы здесь не нашли», — студентка, 17 лет.

Источник: глубинные интервью со студентами с ВОТ, исследование «Через тернии к знаниям. Оценка имплементации государственной политики поддержки абитуриентов из Крыма и ОРДЛО во время поступления в университеты Украины» 

Вторая значительная статья расходов — проживание. В 2020 году оккупационные власти Крыма позволяли крымчанам только один выезд на подконтрольную территорию. Поэтому детям, приехавшим на ВНО, нужно было снимать жилье до момента объявления результатов вступительных экзаменов.

Ситуация на КПП с ОРДЛО тоже была неопределенной. Поэтому абитуриенты не рисковали возвращаться домой, опасаясь, что больше не смогут выехать на подконтрольную территорию. Во время интервью они оценили свои расходы за время вступительной кампании в 15-25 тысяч гривен. Очевидно, что при вступлении в учебные заведения в приграничных областях получается немного сэкономить и на дороге, и на аренде жилья. Иногда абитуриенты выбирают для поступления те города, где у них есть родственники.

«Если я сейчас поеду домой, то я не уверена, что смогу вернуться назад», — студентка, 17 лет.

«Во время поступления не было фактически где жить. Какое-то время у знакомых, потом месяц автостопил по Украине и жил в палатке», — студент, 19 лет.

Источник: глубинные интервью со студентами с ВОТ, исследование «Через тернии к знаниям. Оценка имплементации государственной политики поддержки абитуриентов из Крыма и ОРДЛО во время поступления в университеты Украины» 

Выводы

У детей с ВОТ, поступивших в 2020 году, не более низкие баллы за вступительные экзамены, чем у детей из подконтрольных территорий. В 2020 году квота дала преимущества для вступления около 40% студентов с ВОТ. У остальных были такие оценки, которые позволили бы им поступить на бюджет на выбранные ими специальности в их университетах на общих основаниях. Практически все дети с ВОТ, чтобы выучить украинский язык и историю, занимались дополнительно — либо с репетиторами, либо дистанционно в украинской школе. Поэтому можно утверждать, что эти дети очень мотивированы и являются скорее приобретением для университетов, чем бременем. 

Главной проблемой при их поступлении остается коммуникация. Важно объяснять обществу, почему государство реализует политику поддержки студентов с ВОТ и в чем она заключается. Ведь если мы хотим когда-то вернуть оккупированные территории, важно помогать людям оттуда. Студенты с ВОТ являются одной из “связей” государства Украина с оккупированными территориями. Важно усиливать эту связь.

Статья написана на основе отчета «Оценка имплементации государственной политики поддержки абитуриентов из Крыма и ОРДЛО при поступлении в университеты Украины», созданного в рамках проекта German Ukrainian Researchers Network (GURN), который реализуется при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Германии. Проект осуществляется по инициативе Института европейской политики (Берлин) совместно с Фондом «Демократические инициативы» им. Илька Кучерива, Центром «Новая Европа» и think twice UA. Содержание материала является исключительной ответственностью Вокс Украина и не обязательно отражает взгляды Министерства иностранных дел Германии. Материал был отобран в рамках конкурса исследовательских проектов, который был реализован в рамках GURN Институтом европейской политики в тесной кооперации с Фондом «Демократические инициативы» им. Илька Кучерива. Отчет написан на основе данных МОН, ЕГЭБО и глубинных интервью со студентами с ВОТ, представителями университетов и МОН.

Авторы

Предостережение

Авторы не работают, не консультируют, не владеют акциями и не получают финансирования от компании или организации, которая бы имела пользу от этой статьи, а также никоим образом с ними не связаны